Воскресенье, 16.12.2018, 10:09Приветствую Вас Гость

Поиск предков в Липецком крае

Праздники на водах

И приметил государь чистый родник

 

    В XIX веке Липецк сравнивали с благоустроенными городками Западной Европы. Его часто называли «русским Франценсбаденом». И все благодаря учрежденному 25 апреля 1805 года императором Александром I курорту «Липецкие Минеральные Воды» и утверждению в связи с этим генерального плана городской застройки. После пожара 1806 года город «выстроился широко и роскошно, весь почти каменный, и сделался, если не по числу жителей, то по постройкам, лучшим уездным городом на несколько губерний».

    Преобразования эти имеют давние исторические корни. Началось с того, что, как говорят легенды, Петр Первый, прогуливаясь по берегу Липовки с генералом Сенявиным, заметил ключ с чистой водой. Берег и русло ручейка покрывала ржавчина, и царь решил, что перед ним целебный источник. По его распоряжению был выкопан колодец, изготовлен дубовый сруб и написаны правила пользования минеральными водами. Позже немецкий ученый Христофор Паульсен на базе источников заложил лечебные «бадерские бани». Первый анализ липецкой минеральной воды произвел в 1768-69 гг. академик C. Гмелин. В ней, как он и предполагал, обнаружилось большое содержание железа. Молва о целебных источниках в первую очередь заинтересовала дворян. В июне 1803 года липецкий городской голова купец Родион Неверов отмечал, что к колодцу минеральных вод, стоявшему близ Христорождественской церкви (ныне площадь Революции) «бывает весьма великой знатных особ для употребления оных вод приезд».

    Летом 1803 года в Липецк приезжали такие видные дворяне, как камергер князь Александр Николаевич Долгоруков, лейб-гвардии прапорщик князь Михаил Иванович Гагарин, княгиня генеральша Федосья Петровна Горчакова, из Москвы действительный тайный советник и кавалер князь Сергей Александрович Меньшиков, из Москвы майор князь Иван Сергеевич Мещерский, из Новосильского уезда Тульской губернии генерал-майор и кавалер Федор Михайлович Рахманинов, из Воронежской губернии генерал-майор Михаил Николаевич Михельсон, из Орловской губернии генерал-лейтенант князь Дмитрий Иванович Лобанов-Ростовский, из Орла тайный советник Лукьян Иванович Бобарыкин, из Воронежа коллежский советник Николай Васильевич Чертков.   

    Но какого-либо системного подхода к лечению больных тогда не cуществовало. Каждый использовал минеральную воду по своему усмотрению. В конце XVIII века липецкий уездный штаб-лекарь Иван Федорович Вандер на практике убедился, что железистая вода местных источников приносит больным исцеление. В 1800 году он представил в столичную Медицинскую коллегию донесение о целебных свойствах минеральной воды, надеясь на организацию в Липецке курортного лечения. Не дождавшись вразумительного ответа, он шлет повторное донесение, и уже на имя императора. Тут дело сдвинулось с мертвой точки. В конце мая 1803 года из Москвы в Липецк «для испытания химическими экспериментами минеральных вод» был прислан провизор Шеле. Тамбовский губернатор статский советник Александр Борисович Палицын направил ему в помощь от тамбовской врачебной управы оператора Стреневского и усманского лекаря Усова. Липецкий же городничий Иван Васильевич Курганов отрядил «присланному из государственной медицинской коллегии аптекарю… для испытания грунта и слоев земляных рабочих людей восемь человек с ломами и заступами».    

    До знаменательного дня 25 апреля (8 мая - по новому стилю) 1805 года штаб-лекарь И. Ф. Вандер не дожил – он скоропостижно скончался 28 октября 1804 года. Его обязанности временно исполнял усманский штаб-лекарь Ф. Матыревский.  А c июня 1805 года липецким штаб-лекарем стал Федор Иванович Туровский. Впоследствии на приобретенной у липецких дворян Пушкиных усадьбе, располагавшейся на улице Дворянской, он выстроит замечательный дом с колоннами, который и доныне служит украшением нашего города.

     «Покойнаго липецкаго штаб-лекаря Ивана Федорова сына Вандера» сыновья Иван и Петр в 1805 году были лекарскими учениками. Первый – старшим, второй – младшим. Иван Иванович в 1810 году женился на дворянке Анне Ивановне Яковлевой, долгие годы был помощником окружного лесничего, владел имениями в усманской Куликовке и в селе Кузовлеве Липецкого уезда. Петр Иванович впоследствии избрал военную стезю. Вступив в 1813 году в Оренбургский уланский полк простым солдатом, он вышел в отставку в чине майора.

 

В Липецк, на курорт!

 

    Вести об официальном открытии курорта, как и следовало ожидать, облетели всю Империю. Кто же был в числе отдыхающих в стартовом сезоне? Полезные свойства липецкой минеральной воды поспешили оценить доктора: петербургский штаб-доктор Антон Антонович Альбини, cтавший врачом курорта, тамбовский штаб-лекарь Кирилл Андреевич Лимнемус, отставной тамбовский лекарь Давид Иванович Смоландер, орловский отставной лекарь Дементий Иванович Чернявский, штаб-лекарь из Мценска Иван Иванович Филиппович, личный лекарь помещика Луки Семеновича Кологривова Василий Иванович Волошин. Пожаловали в Липецк и персоны с известными фамилиями: тамбовский губернатор действительный статский советник и кавалер Дмитрий Родионович Кошелев с семьей, из Москвы действительный статский советник Василий Васильевич Долгорукий, оттуда же статский советник Иван Иванович Бенкендорф, орловский генерал-поручик Иван Петрович Тургенев, из Москвы внук первого российского историка военный советник Василий Евграфович Татищев, также из первопрестольной дядя выдающегося поэта генерал-майор и кавалер Петр Андреевич Баратынский, рязанский коллежский советник Николай Захарович Апухтин.   

   Как видим, один из старейших российских курортов стал любимым местом отдыха как дворян из близлежащих губерний, так и столичной знати. В 1805-09 годах за сезон курорт принимал от 200 до 500 отдыхающих. О его сногсшибательной популярности в первой половине XIX века писали: «Русская знать, сделавши Липецк своим летним местом свидания, приезжала сюда целыми таборами, с своею дворнею, кухнями, лошадьми, форейторами, экипажами, собаками… кто вез всю охоту, кто хор певчих, а кто хор музыкантов». Сюда в 1820 году наведался учредитель курорта царь Александр I, здесь в 1837 году побывал его племянник, наследник престола Александр II. В Липецк ехали известные писатели, поэты, художники, а также купцы и мещане со всех концов России.

   До 1811 года на курорте постоянного врача не было – лечение производили прикомандированные доктора Альбини, Пфеллер, Гирш, Петров, Туровский. C 1811 по 1865 год «при водах состояли (на жалованьи 80 рублей в год) два врача: Осип Петрович Вальдгарт (33 года) и Александр Николаевич Маготто (21 год)».    

   Директорами Липецких Минеральных Вод с 1805 по 1837 год были коллежский советник Иван Николаевич Новосильцев (1805-06 гг.), липецкий предводитель дворянства майор Иван Николаевич Лодыгин (дважды, в 1807 г. и 1812 г.), надворный советник Иван Павлович Рудановский (1808-12 гг.), липецкий предводитель дворянства майор Сергей Петрович Селиверстов (29 июня 1812 г), полковник Николай Николаевич Тютчев (январь 1813 г.), надворный советник Максим Федорович Мамонович (25 мая 1814 г.).

   15 марта 1810 года по указу царя курорту была дарована «прилегающая к заведению казенная (бывшая под постройками чугунно-плавильнаго завода) земля в количестве 35 десятин в черте города с прудом, лугом… причем дано право дирекции пустопорожния места отдавать под усадьбы с платою в пользу Вод ежегоднаго оброка с квадратной сажени». К услугам отдыхающих курорт предлагал питание, лечебные процедуры, библиотеку и всякого рода развлечения. Разную галантерейную мелочь можно было найти на 6 торговых прилавках в крытой галерее, обращенной фасадом к Нижнему парку. Каждый из торговцев, снимавший в ней лавку на курортный сезон, заключал с дирекцией особое «условие».

 

Купцы Демид Пивато и Юзеф Делер

 

    21 июня 1822 года контракт с дирекцией Липецких Минеральных Вод заключил симбирский 2 гильдии купец Демид Иванович Пивато. На лето он снял сразу 2 торговые лавки для продажи «разных для удовольствия публики принадлежностей». За содержание лавок Пивато внес в пользу Вод триста рублей ассигнациями. Он обязался держать вверенную ему торговую площадь в чистоте и порядке, исправлять на свои деньги все поломки, освещать галерею свечами, учредить в ней «буфет с приличными для благороднаго собрания напитками и кондитерскую продажу по таксе, утвержденной директором… содержать в галерее от себя пристойное количество служителей порядочно, подобно господским людям одетым, хорошаго поведения и имеющих узаконенныя паспорты, при чем всемерно стараться, дабы посетители Вод качеством и ценами вещей, а также прислугою остались довольными». Если же во время контрактного срока по вине купца или его служителей случился бы пожар, Пивато брался отстроить сгоревшее своим «коштом в непродолжительном времени». Отказаться от содержания лавок или передать их другим лицам он мог только с позволения дирекции Вод. «Театралныя и другия к удовольствия публики зрелища» он мог устраивать также по согласованию с дирекцией. По окончании курортного сезона купец обязан был сдать галерею по описи «назначенному от дирекции чиновнику». Под контрактом предприимчивый купец с любопытной фамилией оставил свой размашистый автограф.

    Фрагмент контракта с подписью Д. Пивато. Подлинник. ГАЛО

    На самом деле, Демид Иванович Пивато – это Доминико Пивато, итальянец, попавший в плен при разгроме наполеоновской армии. Известно, что в ней служили представители самых разных национальностей. Многие военнопленные после окончания войны возвращаться в родные места не пожелали и остались в России в качестве гувернеров, домашних учителей и коммерсантов. Пивато избрал коммерцию. Жительствовал обрусевший итальянец в Тамбове и в Симбирске. В Тамбове на улице Большой Астраханской он владел трактиром «Берлин», в котором бывали многие известные люди, в том числе Михаил Юрьевич Лермонтов, о чем свидетельствует его «Тамбовская казначейша».

    В сезоне 1827 года торговать «разными для удовольствия публики принадлежностями» в галерее взялся курский купец Юзеф Делер. По контракту за аренду лавки иногородний купец обязался внести в пользу Минвод 50 рублей, но с существенной оговоркой: торговать «галантерейными вещами, коими торгует он, Делер», другим коммерсантам не позволялось. Он обещал содержать галерею в чистоте и требовать того же от других арендаторов. Во избежание «нечаяннаго пожарнаго случая» курить табак ему предписывалось с осторожностью, в случае повреждения имущества он обязывался организовать починку «своим иждивением». Во время проведения балов он брал на свой счет освещение галереи: «в люстрах и при четырех колоннах, поддерживющих хоры» обычно горели восковые свечи, в прочих местах – неоплывающие сальные свечи. Как и Пивато, Делер должен был учредить в галерее буфет и содержать достаточное число «служителей». В случае неисполнения купцом означенных требований дирекция курорта вправе была расторгнуть с ним контракт.

    Купец хоть и значился курским, но был не в ладах с русской грамотой – к контракту от 24 августа 1826 года вместо него руку приложил отдыхавший на курорте мекленбургский подданный Андрей Эйзенгард.

    В числе директоров Липецких Минеральных Вод в 1830-50 годах были штабс-капитан А. А. Вердеревский (29 cентября 1837 г.), полковник А. С. Ознобишин (30 июня 1842 г.), титулярный советник Н. Ф. Туровский (20 мая 1854 г.). Курорт знал времена расцвета, переживал он и периоды упадка. Самое глухое затишье наблюдалось в конце 1850 - начале 1860-х гг. Тогда курорт находился в ведении городских властей, дела шли из рук вон плохо – посетителей за сезон можно было пересчитать по пальцам! Плачевное положение вещей не могло не действовать местным дворянам на нервы. Как приятно они проводили время в недалеком прошлом! И не надо было ездить за тридевять земель – все удовольствия были под боком, в Липецке! Последовали предложения, одно занимательней другого. Наконец, в 1865 году все сошлись на том, что справиться с надоевшим застоем помогло бы создание акционерного общества. Тянуть с этим не стали. Мудрое решение дворян Тамбовской губернии было «высочайше утверждено» указом Александра II.

 

Второе рождение курорта

 

    В состав правления акционерного общества «Липецкие Минеральные Воды» вошли известные и уважаемые люди: генерал-адъютант в отставке князь Виктор Илларионович Васильчиков, губернский предводитель дворянства Сергей Дмитриевич Башмаков, многолетний уездный предводитель дворянства Михаил Иванович Кожин. Директором и главным врачом курорта в декабре 1866 года стал Фортунат Яковлевич Новицкий, имевший врачебную практику на польском курорте Наленчув. Благодаря поступившим денежным средствам, был произведен ремонт всех курортных помещений, облагорожен Петровский пруд, очищены парки, возведено здание казенной гостиницы. В 1866 году проводится химический анализ липецкой минеральной воды, показавший, что она по своим качествам и свойствам ничуть не уступала воде известных немецких курортов Либенштейна и Пирмонта. Вводятся оригинальное кумысолечение и лечение обнаруженным в здешних местах железистым торфом.                        

 

Купец Антон Лейтин

 

    Для обеспечения разнообразного и комфортного отдыха курортников дирекция Минвод  продолжала привлекать иногородних коммерсантов. Так, в 1867 году она заключила контракт с купцом из Риги. Предприимчивый Антон Лейтин (Лейтан) брал «в арендное содержание» на срок с 15 октября 1867 года по 15 октября 1870 года казенную гостиницу «с флигелем и надворными постройками, всеми хозяйственными заведениями, утварью, мебелью, посудою и заготовленными разными припасами». И гостиница с находившимся в ней буфетом и буфет курзала (здание курзала или вокзала было построено в 1853 году) передавались ему с правом торговли при соблюдении определенных условий. В ведение коммерсанта из далекой Лифляндской губернии переходил так называемый «кумысный хутор» под Липецком между Студенецким и Орлиным оврагами, принадлежавший дочери бывшего липецкого уездного стряпчего коллежского асессора Александра Филимоновича Наумова, Екатерине Александровне Наумовой.

    В апреле 1867 года госпожа Наумова, девица, передала в арендное содержание обществу Минеральных Вод сроком на двенадцать лет 34 десятины земли. Рижский купец должен был выплачивать ей ежегодно от имени правления 132 рубля, «залужать землю, поставлять должное количество кумысных пастбищ, а остальными угодьями пользоваться для себя, соблюдая во всем условие, заключенное с владелицею».

    Купец должен был иметь свидетельство на право торговли и уплачивать казенные и акцизные пошлины (налог на недвижимое имущество и уплата страховому обществу лежали на правлении акционерного общества). «Цены на номера, порции кушанья и питий, равно обеды, вина, удовлетворение всех потребностей посетителей должны быть приблизительно обеспечены таксой, утверждаемой ежегодно директорами правления». По ходатайству Лейтина стоимость блюд могла меняться, «кроме цены на обеды по абонементу во время летняго сезона». В месяц за тридцать обедов курортник платил 17 рублей серебром. Обеды состояли «из четырех хорошо приготовленных простых блюд, подаваемых в галерее или гостинице, смотря по желанию абонировавшегося, все в обеденное время или же разделяя их на обеды и ужины». Перечни предлагаемых блюд и напитков – меню – должны были находиться «на виду публики во всех буфетах, нумерах и протчих местах», где производился отпуск съестного и «питий». Купцу предоставлялось право расширить свои торговые операции, установить бильярдные столы, музыкальные органы и ввести дозволенные законом игры, но «не иначе, как с ведома и разрешения правления общества и в указанных границах». Во время проведения в галерее спектаклей, концертов и иных публичных мероприятий за содержание буфета отвечал исключительно он, Лейтин.

    Если в галерее или гостинице курортники, от нечего делать, организовывали какой-либо клуб, «содержания буфетов, стола и карт» также оставались за ним. В случае же «неисправного буфетного отпуска, дурной и испорченной провизии или других злоупотреблений…, возбуждающих ропот публики и справедливые на него жалобы…» правление общества в праве было отстранить Лейтина от дел и принять его хозяйство в свое распоряжение. За содержание гостиницы и буфетов купец обязан был «ежегодно вносить в кассу правления общества две тысячи двести пятьдесят рублей серебром в три срока: 15 октября, 15 февраля и 15 июня по семисот пятидесяти рублей за каждую треть года вперед».                                     

    Если дирекция оставалась довольной деятельностью купца, он мог заключить с ней еще один трехлетний контракт. Торги на последующую аренду проводились не позднее 1 августа. К указанному числу Лейтин должен был письменно сообщить дирекции цену своих услуг, причем правление общества обеспечивало ему «при совершенной его исправности в протекший контрактный срок преимущественно перед другими конкурентами скидку 5 процентов со всей арендной суммы им предлагаемой».

    Во время проведения обществом сезонных балов за «стол и буфетныя потребности» отвечали или дирекция, или купец (все зависело от особого словесного договора). Наем прислуги в гостиницу и галерею всегда входил в компетенцию последнего. Он должен был нанимать «прислугу всегда исправную, чисто одетую в пристойном виде и достаточном количестве, на балах и вечером не иначе, как во фраках, белых галстуках и перчатках». Так и видится этакое скопище блестяще одетых лакеев у парадного входа в столичный особняк! Входные билеты Лейтин обязан был продавать «по цене, существовавшей в прежние сезоны». Он отвечал за освещение курзала и содержание его в чистоте и порядке. То же самое относилось к гостинице с надворными постройками и прилегающей территории. Наем и содержание дворников, сторожей, печников и трубочистов также входили в число его обязанностей.

    В 1867 году в здании казенной гостиницы еще оставались кое-какие недоделки. Правление общества планировало завершить все работы в течение одного года со дня заключения контракта с Лейтиным: построить и огородить черный двор и двор перед гостиницей, закончить возведение караулки и ворот, выкрасить полы масляной краской, устроить в коридорах стеклянные перегородки, установить «ватерклозеты с водяным прибором и резервуаром», укрепить над входными дверями «железныя зонты».   

    Условия контракта стороны обязались исполнять «свято и нерушимо, в противном случае «нарушающая контракт сторона» уплачивала другой 1200 рублей неустойки за каждый год остающегося контрактного срока, считая со дня нарушения контракта. 

    К договору от 18 октября 1867 года руку приложили: председатель князь Виктор Илларионович Васильчиков, директор Михаил Иванович Кожин, директор Михаил Иванович Бартенев, брат известного издателя журнала «Русский архив» Петра Ивановича Бартенева, а также «рижицкий 2-й гильдии купец Антон Иванов Лейтин».

   Рижанину так понравился Липецк, что он остался здесь жить. Деревянный дом его с садом оценкой в 350 рублей стоял в 28 квартале города (в районе нынешнего Плехановского спуска). Умер «липецкий мещанин Антон Иванович Лейтан католическаго вероисповедания» в 1910 году в возрасте 82 лет от угара и был похоронен на Евдакиевском кладбище.

 

Расцвет курорта

 

   С созданием акционерного общества жизнь курорта заметно активизируется. Летом 1868 года сюда приезжают профессора Медико-хирургической Академии северной столицы А. Я. Красовский и Ю. К. Трапп. Они проверяют состояние пяти целебных источников: Петра Великого, Альбини, Пфеллера, Башмакова и Счастливого (для приема внутрь предназначалась вода первого источника). Гости из Санкт-Петербурга, по достоинству оценив живописные липецкие места, отмечают: «при удобстве ныне существующих путей сообщения железными дорогами до самаго Липецка и по центральному расположению в России Липецких вод, источники эти, по нашему крайнему убеждению, принесут существенную пользу целым массам больных, лишенных средств и возможности обращаться за исцелением к заграничным водам».

       В 1869 году вышел первый номер еженедельной газеты «Липецкий летний листок». В течении всего летнего сезона (с 15 мая по 15 сентября) липчане и курортники могли ознакомиться в 16-ти ее номерах с текущими городскими новостями, прочитать занимательные фельетоны и очерки, просмотреть справочные сведения и объявления. Подписка с доставкой на дом в Липецке и с пересылкой в другие города стоила 2 руб. 50 коп., отдельный номер газеты обходился покупателю в 20 коп. Контора редакции «Липецкого летнего листка» располагалась в Нижнем парке, «у входа в гимнастическую залу». Первым редактором газеты был бухгалтер Минвод А. Комаровский.

    С 1869 года за содержание прислуги и состояние освещения в курзале Минвод отвечал уже не арендатор, а администрация. К зданию были пристроены «подъезд с площади и веранда со стороны сада, что сделало посещение вокзала и проведение в нем времени гораздо удобнее». В том же году было завершено строительство здания дирекции Минвод, в котором разместились «квартира директора-врача, врачебный кабинет, правление и контора». В Верхнем парке были возведены «изящные постройки для отпуска кумыса и помещение буфета, которые украсили сад и обеспечили публике пристанище в ненастное время». Директор правления С. Поляков на свои средства выстроил на Дворянской улице гостиницу с 14-ю номерами, оборудовал для отдыхающих около десятка небольших квартир и «завел два публичных экипажа для езды на станцию железной дороги и по городу». Возросло число курортников – за четыре месяца 1869 года на Минводах побывало 250 семейств, из которых не менее двухсот посетили Липецк исключительно для лечения.

   Вот неполный список прибывших на курорт только в мае 1870 года: cотник Войска Донского Иван Афанасьевич Потапов с женой, остановился «за кузнями у Семена Коротаева», москвичка Анна Антоновна фон Риттер с сыном – за кузнями в доме Котельникова, петербуржец, полковник Вадим Федорович Павлов – в гостинице Минвод, смоленский князь Сергей Васильевич Друцкий-Соколинский – в гостинице Минвод, из Череповца действительная статская советница Надежда Ивановна Попова – на Дворянской улице в доме Юрака, воронежец, капитан корпуса жандармов Михаил Николаевич Коровников – на Продольной улице в доме Любомудрова, из Полтавы дочь купца Елена Степановна Мазанова – на Дворянской улице в доме Туровского, рязанец, титулярный советник Николай Иванович Лаппа с семейством – на Церковной улице в доме Кутуковой, из Рязани генеральша Александра Ивановна Кряжевич – на Дворянской улице в доме Полякова, москвич, подпоручик Василий Иванович Богословский – в гостинице Полякова, петербуржец, надворный советник Леонид Федорович Налетов – в гостинице Клюева.     

    Липецкий курорт с конца 1860-х гг. планомерно развивался и обретал былую популярность. В Нижнем парке прокладывались новые аллеи, возникали красивые оранжереи и клумбы, строились фонтаны и беседки, открывались фотосалоны. В курзале регулярно гастролировали столичные знаменитости, ставились известные спектакли и оперетты. Все это создавало атмосферу незабываемого праздника, и многие курортники охотно возвращались в Липецк, чтобы ощутить ее вновь.

 

Статья в сокращенном виде помещена в третьем номера журнала "Петровский мост" за 2015 год

Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0