Воскресенье, 16.12.2018, 10:10Приветствую Вас Гость

Поиск предков в Липецком крае

В тени томагавка, или Русские в Новом Свете - часть 7

                                             Г Л А В А   12

 

     В обширной бостонской гавани, когда шхуна «Морской орел» вошла в ее воды, стояли на якорях десятки самых разных судов. Между ними и причалом сновали миниатюрные гички, ялики и баркасы. Так как ветра не наблюдалось, капитан Фортескью приказал спустить на воду пару гичек, и они медленно потащили шхуну на буксире к свободному причалу мимо многочисленных островков. На берег с судна сначала выгрузили бочки с Вест-индской патокой, а потом уж и два индейских каноэ.

      - Эта патока, Дэннис, - признался Фортескью перед расставанием, - выгодная штука. Если б не она, то и не было бы знаменитой торговли между Америкой и Африкой.

     - Слышал о ней. Ром из Новой Англии везут в Западную Африку, «черный живой товар» – на вест-индские острова, патоку и ваниль – в Бостон.

      - Так это и делается… Что ж, Дэн, приятно было познакомиться. Бог даст – свидимся! Вы с Джонни – приятные люди, проглоти меня кашалот!     

      - Попутного ветра тебе и твоему Командору! 

      Обезьянка, громко пискнув, потянулась к Юрьеву. Он с улыбкой пожал ей лапу.

      Дикий Гусь и Гарпун пытались сохранять равнодушный вид, но было видно, что оказавшись в крупном городе, они порядком подрастерялись. Прижавшись друг к другу, индейцы озабочено следили за сутолокой людей и экипажей и удивленно взирали на высокие шпили церквей и массивные жилые здания.

      - Расслабьтесь, парни! - поспешил успокоить их Денис. - Ну, город, ну, толкотня… Привыкните!

       В молодости он не раз бывал в Бостоне для сбыта приобретенной у индейцев пушнины. Тогда в нем можно было легко ориентироваться, пеший его обходил в какие-нибудь полчаса.

      Юрьев прищурил глаза и почесал затылок.

      - Хм-м… Городишко стал больше… Но, вижу, улицы все те же. И Принс Стрит и Ганновер… Нам требуется Маркет Стрит. Она, должно быть, неподалеку.

      Договорившись с возницей о маршруте и оплате, русский с индейцами погрузили каноэ на подводу. Гнедая лошаденка, отведав кнута, бойко тронулась с места.

      - Куда на Маркет Стрит-то? - спросил худой и длинный возница, жуя табак. - Улица не из маленьких.

    - Торговая лавка Джедедии Хопкинса, - сказал Юрьев. - Или таковой уж и в помине нет? 

     - Да как же – нет?! - воскликнул возница, сплевывая коричневый сок на мостовую. - На месте она. Только старый Джедедия теперь не у дел. Сын его, Бенджамен, заправляет лавкой.

      По дороге, кроме обычных пешеходов, попадались и краснокожие. Порой в европейских нарядах и основательных башмаках с тупыми носами и большими пряжками. У многих виднелись на шеях кресты.

      - Наусеты, - пояснил возница.

      - Отец говорил, что наусеты сражались на стороне великого вампаноага – Короля Филиппа, - сказал Вобтегуа.

      Возница снова сплюнул и осклабился, обнажив ряд пожелтевших неровных зубов.

     - Теперь они подметают дворы и гремят посудой на кухнях зажиточных горожан … Кое-кто из них, правда, еще и охотится в ближних лесах.

      У поворота на Маркет-Стрит показалась группа подозрительных личностей, от которых за милю несло переброженным пивом и дешевым табаком. Юрьев не успел рта открыть, как они с дубинками ринулись вперед. Молчаливая схватка началась споро, но продлилась не долго. Уразумев, что легкой победы не будет, бандиты подались назад. Один из них, испуская проклятья и волоча раненную ногу, прокричал что-то выглянувшему из-за угла человеку. Юрьев видел его лищь мгновение, но мог прозакладывать всю пушнину за то, что это был Богарт.

     - В следующий раз, Слизняк, я вытрясу из тебя всю дущу! - прокричал русский.

       Ответом ему был быстро удалявшийся топот ног.

     - С вами все в порядке? - спросил Денис, оглядывая индейцев.

    - Абенаки – воины! - проговорил Сигаван, вытирая о полу куртки окровавленный гарпун.

     - Прекрасно!.. Эй, жвачная душа, трогай!

      Торговая лавка представляла собой двухэтажный кирпичный дом, крытый красной черепицей. В нижнем этаже располагались контора и склад, в верхнем – жилые апартаменты. Бенджамен Хопкинс, среднего роста сухопарый молодой человек с аккуратными усиками и острой бородкой, принял Юрьева весьма любезно, и по его просьбе сходил за отцом. Старый Джедедия, седовласый и сгорбленный, с кряхтением спустился по лестнице в контору. Он долго глядел на визитера, потом улыбнулся.

      - Наконец-то узнал старого клиента - прошамкал он, постукивая Юрьева по плечу одряхлевшей рукой. - Много воды утекло с тех пор, Дэнни, когда ты был здесь в последний раз… Я постарел, ты, вижу, здорово возмужал… А как отец твой?

      - Уже десять лет, как похоронен на кладбище Уэллса, - ответил Денис и перекрестился.

      - Хороший был человек, - со вздохом промолвил торговец. - Так и не увидел родных мест?

     - До России далековато.

     - Ну да, разумеется… Эх, живем для того, чтобы, в конце концов, умереть… Я слышал, Дэнни, ты теперь заведуешь факторией на Медомаке?.. Какие успехи?.. Как торговля?

     Юрьев в нескольких словах описал свое житье-бытье.

       - Привез меха?.. Так давай их сюда!

       По знаку Дениса индейцы принесли тюки и развязали их. На прилавок легли стопки красивых мехов. Хопкинсы многозначительно переглянулись.

       - Пушнина, в основном, весенняя, но не стану кривить душой, первоклассная, - признал старик.

    Бенджамен Хопкинс, просчитав шкурки и взвесив их, заплатил полновесными английскими шиллингами.

      - Дверь нашей лавки всегда для тебя открыта, - произнес Хопкинс-старший, прощаясь с Денисом. - Доброго пути!

       На улице Юрьев ссыпал шиллинги в замшевый мешочек и, сунув его в карман охотничьей куртки, поглядел на индейцев.

       - Дело сделано, парни. Теперь наш путь лежит прямехонько на Принс Стрит.

 

                       *                        *                              *

 

        Павел сидел у окна и жевал дольку авокадо. Перед ним лежал раскрытый том «Морской навигации». Заучивая текст, юноша устремлял взгляд на начало улицы и дальше, на порт и Бостонскую бухту. Из окна можно было видеть, как из далекой синевы океана появлялась маленькая белая точка, постепенно превращавшаяся в парусник.

      Он не мог видеть провинциальной галеры, но знал, что она стоит на якоре у третьего причала. На это судно мечтал попасть каждый юный моряк в Колонии Массачусетского Залива. Павел в душе не переставал благодарить крестного за заботу и покровительство. Со своей стороны он делал все, чтобы оправдать возложенные на него надежды. С первых дней Пол Хук попал в число лучших юнг на галере.

       Заучивая очередной абзац, он бессознательно посмотрел на группу из трех человек, двигавшихся по Принс Стрит. Они подошли ближе, и до него вдруг дошло, что один из них его отец. Разве можно было спутать высокую и широкоплечую фигуру Дениса Юрьева с другой?!

     - Крестный! - сорвался он с места. - Папаша и с ним два индейца!    

     Встреча родственников протекала шумно и радостно. Денис обнял брата и крепко похлопал его по спине, а сына от избытка чувства сдавил так, что у того затрещали ребра.

      - Ах, ты, Боже мой! Повзрослел-то как!

      Индейцы, положив каноэ на землю, пожали Павлу руку и кивнули Ивану.

      - Ну, морячок, как учение? - спросил Денис.

      Иван взял брата под руку.

      - Нечего торчать у порога!.. Пойдем в дом… Павел, пусть индейцы снесут каноэ на двор.

      Степенная беседа началась только тогда, когда служанка подала на стол в столовой горячего шоколаду и чай. Пышнотелая миссис Перри брезгливо морщила курносый нос, косясь на краснокожих, устроившихся с чаем у камина. Запах пота и медвежьего жира сводил с ума набожную горожанку. Дикие сыны лесов, по ее мнению, выглядели абсолютно не к месту в богато обставленном особняке Хука.

     - Миссис Перри, - обратился к ней хозяин, когда с шоколадом было покончено. - Уберите со стола … Что там сегодня у нас на ужин?

     - Жареная утка, паштеты и сливовый пирог…

     - И несколько бутылок первоклассного «Бордо», - добавил Иван.

     - Да, сударь, - подтвердила служанка.

     - Прекрасно!.. Нет, брат, что ни говори, а французы молодцы по части выпивки и еды… Да, собрали что-нибудь с огородов твои поселенцы? Впереди зима.

    - Немного кукурузы, пшеницы и бобов. Я закуплю солонины, соли, сахара, сушеной трески… Выживем, если будем охотиться и помогать друг другу. Еще индейцы, они хорошие охотники… Кстати, Егор совсем ушел к Максену. Теперь он военный сагамор аланксов.

      - Что еще за аланксы?

      - Индейцы Мокасина. Егора зовут Росомахой, Аланкса, на языке абенаков.

      - Надо же! - воскликнул Павел. - Егор – военный вождь индейцев!

      - Ну, все к этому шло, - сказал Иван. - Это его путь… Не обзавелся еще краснокожей супругой?

      - Вроде бы, нет, - сказал Денис. - А ты все в холостяках?

      - Женюсь… В России, на какой-нибудь купеческой дочке, да там и останусь.

      - Все шутишь… Егор недавно прислал мне в факторию помощника по имени Охотничий Лук. Он отец вот этого абенака. - Он указал на Сигавана. - Мудрый и покладистый старик. Мне от него одна польза.

      Денис поделился с братом подробностями недавнего уличного инцидента.

      - Значит, это был Богарт?

      -Уверен!.. А, правда, что он продался французам?

      - Вполне может быть. Идет тайное дознание. 

      Павел по просьбе отца рассказал о своей службе на военном корабле колонии.

     - Крестник будет настоящим моряком, - пообещал Иван. - Как я и говорил, его ждет мостик «Романова».

      - Не спустил бриг на воду?

      - В Киттери, где он строится, вышла небольшая заминка… Сэр Чарьлз Хобби тоже ждет со дня на день завершения постройки своей шхуны. Он сейчас в Киттери. Поторопит и моих корабельщиков…

     - Крестный, сэр Чарльз в Бостоне! - воскликнул Павел. - Я видел на Принс Стрит его карету.

     - Вот как! - обрадовался моряк. - Ну, тогда быстренько сбегай на Чатем Стрит и пригласи его к нам на ужин… Миссис Перри!

      Служанка вышла из кухни и, сложив руки на внушительном животе, приготовилась слушать.

     - Жареная утка, паштеты, сливовый пирог и «Бордо» – это хорошо. Но не мешало бы к вечернему столу прибавить еще холодного пива и вареных лобстеров.

     - Понимаю, - проворковала толстушка. - Не иначе, как сэр Чарльз ожидается к ужину… Все будет сделано!

     - Большой любитель пива и лобстеров этот Хобби, - сказал Иван. - Я рассказывал о нем?

      - Ты как-то говорил, что в рыцари его посвятили за мужество при землятресении на Ямайке, и что у тебя с ним имелись общие торговые дела.

     - Правильно… Человек он не простой, но мы с ним ладим. Было время, он ссорился с губернатором Дадли. Даже отправился в Англию, чтобы при дворе свидетельствовать против него. Но, похоже, Ветч и Николсон в Лондоне отговорили его от этой затеи. Теперь он снова водит дружбу с губернатором.

     - Ветч и Николсон, - проговорил Денис. - Не они ли упрашивают королеву Анну собрать войско для захвата Канады и Акадии?

     - Они, - ответил Иван. - Люди пробивные. Посмотрим, что у них получится. Кстати, Хобби в курсе всей этот политической кухни… А сдружились мы с ним в 1706 году. Тогда Пьер Морпен, французский морской волк, захватил шхуну сэра Чарльза с товарами. Я предложил ему торговый вояж в Карибское море, и он, дабы поправить дела, дал быстрое согласие… Неуж-то не рассказывал?

     -  Не припомню.

    - Тогда, cлушай. В Новой Испании, куда пролегал наш путь, торговцев из Новой Англии, если задерживают, то в лучшем случае, обирают до нитки, а в худшем – ссылают на мексиканские рудники… Так вот, вышли мы с ним на моем бриге из Бостона груженные вяленой рыбой. В Нью-Йорке закупили шелка, сукна, голландского полотна, шерстяной ткани, саржи, бархата и вельвета. В Пенсильвании затарились мукой, говядиной, беконом и языками; в Южной Каролине и Джорджии – рисом, красным дубом для сахарных бочек, белым дубом для ромовых, сосновыми досками и кипарисовой дранкой. Пройдя Флоридский пролив, мы взяли курс на Юкатан. На рейде одного из островков я и бросил якорь. По дороге мне пришла идея сбыть товар без всяких посредников, и Хобби она понравилась. У меня на бриге в то время служил бывший белый  раб с юкатанских плантаций. Его-то я и послал в шлюпке к берегу. Он заглянул на асиенду Педро Кастильи, богатейшего купца на островах, и пригласил его к нам на борт. Знакомясь с товаром, испанец перестал дышать – столько  прекрасных и нужных вещей открылось его взору! В знак благодарности с последним рейсом шлюпки он прислал в подарок два ящика «Мадеры». Все прошло превосходно! Мы, слава Богу, так и не увидели ни одного военного корабля испанцев! Лишь на обратном пути через Флоридский пролив нас пыталась преследовать пиратская шхуна, но несколько залпов с «Казака» охладили пыл флибустьеров. Видно, отчаянные парни посчитали, что тягаться с нами им же будет дороже.

     - И, что же, ты порожняком пошел обратно? - спросил  Денис, доставая трубку и набивая ее табаком. - Поди, бриг загрузили патокой под завязку?.. Джордж Фортетескью именно так и поступает.

      - Ага! - воскликнул моряк. - Вот кто доставил тебя с абенаками в Бостон. Толстяк Джордж!

      - Он самый.

       Иван достал щипцами из камина горячие уголья, с помощью которых разжег трубки брату, индейцам и себе.

     - И впрямь, Денис, - проговорил он. - Черная патока нарасхват в северных колониях. Но затарились мы не в Новой Испании, а на французских островах. Там она идет почти за бесценок из-за того, что ее нельзя ввозить в метрополию – французские виноделы убедили короля наложить запрет на ее импорт. Поэтому на Мартинике и Кюрасао местные дельцы рады любому предложению, лишь бы сбыть патоку с рук. Кроме нее, бриг взял на борт ром, кофе, сахар, хлопок, индиго, имбирь, стручковый перец и несколько ящиков пеовоклассного «Бордо», которым сейчас и угощаемся… Так, что риск оправдался. Сэр Чарльз с удовольствием вспоминает тот удачный торговый вояж.

       Братья продолжали беседовать до тех пор, пока не прибежал Павел и не сказал, что именитый гость скоро будет на месте.

 

                                                 Г Л А В А    13 

 

        Денис Юрьев раньше не встречал сэра Чарльза Хобби. Когда высокий широкоплечий коммерсант с крупным носом и массивным подбородком вошел в гостиную на Принс Стрит, русский сразу увидел, что это неординарная личность. На его голове сидел светловолосый ухоженный парик, одежда была сплошь украшена кружевами, позументом и блестящими пуговицами, а на ногах  красовались высокие черные ботфорты.

      С хозяином дома он обменялся крепким рукопожатием и объявил, что до спуска на воду шхуны и военного брига осталось не более 3-4 дней. Посмотрев на Дениса, он вопросительно поднял брови.

       - Знакомьтесь, сэр Чарльз, - проговорил Иван. - Мой старший брат.

       Голубоглазый торговец и политик улыбнулся.

       - Рад знакомству, мистер Хук. Джон рассказывал мне о вас. Вы храбрый человек – поселиться за Кеннебеком не каждый смог бы!

       - Большой отваги в этом нет. Я уже давно хотел сменить место жительства.

       Небритый, помятый, одетый в походную замшевую одежду, Денис чувствовал себя скованно рядом с таким внушительным господином.

       Хобби перевел взгляд на индейцев.

       - Ваши спутники?

       - Они помогли мне доставить пушнину в Бостон.

       Гарпун и Дикий Гусь, сидя на корточках у камина, спокойно курили свои трубки и, казалось, ни на что не обращали внимания. Но это на первый взгляд. Краем глаза, по-индейски незаметно, они следили за каждым словом и жестом высокого гостя.

       - Надежные люди? - спросил торговец.

       - Вполне. Они принадлежат к небольшому племени аланксов.

       Иван коснулся локтя сэра Чарьза.

       - А военным сагамором у них наш с Дэннисом младший брат.

       - Что ты говоришь?! - воскликнул Хобби. - Джордж Хук все же ушел к индейцам... Для поселка Дэнниса это большой плюс.

      Миссис Перри при всей своей полноте довольно быстро выставила на стол жареную утку, паштеты и бутылку «Бордо». Каждый раз, появляясь из кухни, она бросала неприязненный взгляд на индейцев. Куски дичи она им скорее швырнула, чем подала.       Недовольство женщины только увеличилось, когда хозяин дома попросил ее пригласить индейцев к столу.

       Сэр Чарльз вкушал утку весьма деликатно, часто прикладывая к губам белоснежную салфетку. Французское вино он смаковал, пил небольшими глотками. Частые приемы у губернатора и других высокопоставленных лиц колонии не могли не выработать в нем аристократических манер. Но как только миссис Перри подала на стол дымящихся лобстеров и пиво, Хобби отбросил все приличия. Холодное пиво он пил кряхтя, закатывая глаза и отдуваясь, а с громадным лобстером расправился так, словно это был речной рак.

     - А что, Джон, - поинтересовался он между делом. - Кого ты планируешь поставить на капитанский мостик «Романова»?.. Есть кандидатуры?

     - Моего племянника, Пола Хука.

     Лицо Павла, скромно сидевшего рядом с отцом, вмиг стало похожим на спелый помидор.

      - Но, послушай, это ж превосходно! – воскликнул сэр Чарльз. - Колонии  нужны свои, доморощенные капитаны. Их должно быть больше, много больше… Тогда французов мы погоним в шею не только из Акадии, но и из всей  Канады!

     - Что-нибудь известно, дорогой Чарльз, о планах французов на текущий год? - спросил Иван.

      - Жаль, что не состоялось летнего вторжения в Канаду. Френсис Николсон со своей армией только зря промаялся в лагере у Вуд Крик… Планы французов?.. Прежние, отстоять Акадию и Канаду. Поддерживать в индейских союзниках боевой настрой для них тоже крайне важно.

    - В заливе Каско идут разговоры о Большом cовете, - сказал Денис. - Он действительно состоится?

      - Агенты Дадли уверяют, что этот совет откроется в двадцатых числах сентября в землях пенобскотов, - проинформировал Хобби. - Губернатор Канады Водрей, говорят, так напуган бездействием абенаков, что приказал отцам-иезуитам и такому бывалому бойцу, как Монтиньи, свести индейцев вместе и разжечь в них былую ненависть к Новой Англии.

       - Ну, длиннополые святоши сделают все, чтобы угодить Водрею, - ухмыльнулся Иван и посмотрел на брата. - Вот бы послать на этот совет индейцев Максена и негасегов. Одно их присутствие потрепало бы нервы иезуитам.

       Закивал головой и сэр Чарльз.

      - Нельзя допустить, чтобы совет прошел без участия дружественных краснокожих. Это вам скажет и губернатор Дадли. И знаете, никакие агенты и переводчики не смогут принести столько пользы, сколько ваш брат-сагамор. Амасеконти Снежного Хвоста, которого чаще называют Принцем Ваксавеем или Вексаром, твердо сохраняют нейтралитет. А если посланцы Дадли и аланксы повлияют на колеблющихся пеннакуков, пигвакетов и аросагунтакуков, те непременно выступят на совете с мирными предложениями. Пенобскоты, норриджевоки и пассамакоди сильны и независимы, но с помощью подарков и нужных речей дружественных индейцев и их можно, если не склонить на нашу сторону, то хотя бы посеять в них сомнения. В конце концов, если совет закончится ничем, то и ваш поселок, мистер Хук, только выиграет от этого. При ином раскладе, извините, Хуктауну будет грозить налет французских дикарей.

      В гостиной повисла тишина. Братья переглянулись и уставились перед собой. Денис вздохнул и стал методично поглаживать мочку правого уха. Сэр Чарльз прямо и без обиняков обнажил правду – Хуктаун, на самом деле, являлся ничем иным, как жалкой кучкой бревенчатых срубов на краю цивилизации.

      -  Вижу, вы несколько озадачены, - сказал Хобби, посмотрев на Дениса. - Но ведь я высказал лишь то, что есть. А как вы хотели?..   Налеты индейцев в Мэне были и будут. Я молю Всевышнего, чтобы беды миновали Хуктаун. Ведь он наш самый восточный форпост…

       - А рыбацкие поселки дальше к северо-востоку не в счет? - cпросил Иван.

   - Ах да, эти временные деревеньки… Кстати, на днях один из коммерсантов проговорился, что получает неплохую прибыль от рыболовного промысла южнее залива Мачиас. У него там, на берегу, и разделка рыбы, и засолка, и сушка, и даже копчение… Что ты об этом думаешь, Джон? Мы могли бы заняться доходным бизнесом на паях.

       - Я подумаю, - проговорил Иван.

    Хобби снова посмотрел на Дениса.

      - Итак, вы подали людям прекрасный пример. Надо отвоевывать у дебрей землю и селиться в глубине индейских территорий. Если колонисты устремятся вглубь лесов, нам не страшны будут ни французы, ни их кровожадные союзники.

     - Сэр Чарльз! - заявил Денис. - Хуктаун невелик, это правда. Но важен, как… как пример для подражания… Поэтому у меня к вам, важному лицу колонии, просьба… Поселку нужна лесопилка, без нее нам просто беда. Сможете ли вы подыскать умелого пильщика?

       Чарльз Хобби осушил бокал пива и громко крякнул.

      - Даю слово, что вы поплывете назад с опытным пильщиком. Но пообещайте и мне, что приложите на месте все силы, чтобы привлечь на совет племен как можно больше дружественных индейцев.

       - Обещаю, - твердо произнес Денис Юрьев.

Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0