Воскресенье, 16.12.2018, 10:10Приветствую Вас Гость

Поиск предков в Липецком крае

Усадьба в селе Кузовка Грязинского района

Представители дворянского рода Масловых утверждали, что предки их вышли из Великого княжества Литовского. Возможно, что так оно и было. Многие русские дворяне, по преданиям, происходили из литовских дворянских родов. Липецкие дворяне Масловы ведут свою линию от Немира Самойловича Маслова, владевшего землями в Тульской губернии. В писцовых книгах Епифанского уезда 1627-28 года отмечено: «… За тулянином за Немиром Самойловым сыном Масловым… старое отца ево поместье деревни слободы Шевыревской…»1

    Демид Немирович, Федор Демидович и Евдоким Федорович провели свою жизнь в тульских имениях. В более южные края, а, именно в Сокольский уезд, перебрались Никита Федоров сын Маслов и его племянник Аммос Евдокимов сын Маслов. Любопытно, что в документах 1730-х годов первый значился отставным солдатом, а второй – однодворцем. Видимо, в Петровскую эпоху они по причине уклонения от военной службы или по ошибке писцов при составлении переписей оказались в разряде однодворцев. Позже Масловы, уже переселившись в деревню Кузовлево, вернули себе утраченное дворянское звание. Во времена правления Анны Иоанновны в Кузовлево, кроме тулян Масловых, проживали следующие помещики из дворян: отставной капитан Рязанского полка Федор Астафьев сын Овцын, отставной рейтар Трофим Семенов сын Кузовлев и однодворец Лаврентий Григорьев сын Козлов2.                

   Род дворян Масловых на липецкой земле продлил племянник отставного солдата. Обустроив в Кузовлево усадьбу и вырастив детей, «дворенин Анос (Аммос) Евдокимов сын Маслов» скончался в почтенном возрасте в марте 1785 года.

                                

Запись в метрической книге Успенской церкви села Кузовлево. Подлинник. ГАЛО

   Его сын Селиверст с 1765 года служил вахмистром в Псковском карабинерном полку и «был в походах в Турции». В 1776 году, в связи с болезнью, от воинской службы он был «отставлен с награждением по удостоинству корнетского чина»3.  По данным 1783 года у отставного корнета и его жены Анны Семеновны насчитывалось 15 крепостных душ мужского пола4.

    В 1785 году у четы Масловых родилась дочь Александра, в 1789 году появился на свет сын Александр, у которого в жизни было еще одно имя – Анисифор (Приносящий пользу), а в 1790 году – Евпраксия. По ревизии 1795 года Масловы владели 35 крепостными крестьянами.

    Александр Селиверстович Маслов, подобно отцу, избрал военную карьеру. Он принял участие в Отечественной войне 1812 года и был отмечен наградой. В отставку вышел в чине поручика. В апреле 1820 года 31-летний отставной офицер решает покончить с холостяцкой жизнью и ведет к алтарю Дмитриевского (Покровского) храма г. Липецка «девицу из дворян» Наталью Ивановну Вандер. Невеста была дочерью штаб-лекаря Липецких минеральных вод Ивана Федоровича Вандера, умершего в 1804 году. Поручителями бракосочетания были подполковник Иван Осипович Бартенев (отец первого пушкиноведа и архивиста Петра Ивановича Бартенева), капитан Франц Иванович Зейдель и губернский секретарь Иван Яковлевич Будин.

    Наталья Ивановна Маслова и супруга подполковника Аполлинария Петровна Бартенева, урожденная Бурцева, были подругами-сверстницами. Бурцевы, Вандеры, Бартеневы и Масловы соседствовали на Дворянской улице Липецка, да и родовая усадьба Аполлинарии Петровны – Королевщино – находилась неподалеку от старинной усадьбы Масловых. Петр Иванович Бартенев вспоминал, что в детстве покалеченную ногу его лечили бардой, для чего он «…гащивал у Масловых в соседней с Королевщиною Кузовке». Масловы владели винокуренным заводом, и отходов производства в виде гущи–барды, которая шла на корм скоту и использовалась в виде примочек в народной медицине, у них было предостаточно.

    В 1822 году у Масловых родился сын Лавр, в 1825 году появилась на свет дочь Павла, в 1827 году – Екатерина. В конце 1827 года указом Тамбовского гражданского губернатора поручик Анисифор Селиверстович Маслов «по старшинству баллов», вместо заболевшего губернского секретаря Ивана Ивановича Зацепина, был назначен заседателем Липецкого уездного суда5.

    Впоследствии в семье Масловых появились еще 2 дочери – в 1829 году родилась Анна, в 1836 году – Евдокия. Своего единственного сына Александр Селиверстович определил на учебу в пансион при рязанской гимназии, где позднее учился Петр Иванович Бартенев.

    Заботясь о будущем детей, Александр Селиверстович не упускал случая прикупить крепостных, городские усадебные места и земельные участки вне города. Так, сразу после женитьбы в мае 1822 года он удачно обменялся землей с капитаншей Александрой Григорьевной Сальковой, дочерью воеводы бывшего г. Сокольска, прапорщика Григория Варфоломеевича Вельяминова. Дворянка «променяла… ему и наследникам его вечно крепостную свою землю, доставшуюся… по купчей 1796 года февраля 19 от полковницы Марьи Даниловой дочери Рахманиновой». В свою очередь, Рахманинова купила эту землю (в даче села Кузовлево) у прапорщика Николая Ивановича Лодыгина, а тот приобрел ее с аукционного торга, состоявшегося в силу того, что бывший владелец земли, муж Александры Григорьевны капитан Иван Васильевич Сальков, не смог вернуть ему деньги по векселю. 55 десятин 1634 сажени удобной и 59 десятин 650 саженей неудобной земли «с мельничным местом всю без остатку» капитанша выменяла на 25 четвертей, находившихся в селе Кузовлево и доставшихся поручику от родителя, а тому от отца его, а Аммосу Евдокимовичу по купчей 1755 года от помещика Ульяна Еремеева сына Федянина. Александра Григорьевна утверждала, что о постройке мельницы она подала прошение в уездный суд, и господину Маслову осталось лишь «по тому делу хождение иметь». Свою землю «по долгу присяги и чистой совести» она оценила в 1680 рублей. К документу руку приложили: подполковник Иван Осипович Бартенев, капитан Франц Иванович Зейдель, сокольский помещик титулярный советник Иосиф Иосифович Кекловский, титулярный советник и кавалер Александр Егорович Гришин и губернский секретарь Павел Николаевич Иванов6.

    В 1834 году Александр Селиверстович купил у канцеляриста Митрофана Ларионовича Козлова «землю двенадцать четвертей с половиною, состоящею в дачах сел Грязей и Успенскаго». Эта земля была в 2 полях: «в 1-м поле по Бурцевой меже в урочище вдоль Большого кургана за Битюцкой дорогой; во 2-м… в среднем волоку за Озерышным логом»7.

    В 1840 году он купил за 400 рублей серебром у губернской секретарши Ираиды Николаевны Филипповой семейную пару крепостных крестьян8.

    В 1841 году статская советница Настасья Прокофьевна Сумарокова продала ему за 140 рублей  «крепостной свой двор, состоящей в городе Липецке 1 части по Дворянской улице в 3 квартале под №14… мерою в ширину одинатцать с половиною, в глубину пятьдесят сажень с выстроенным на оном деревянным домом, сараем и двумя погребами»9. Усадебное место находилось между владениями капитана Николая Хвощинского и капитана Николая (Франца) Зейделя. Купчую «принял и совершил» надсмотрщик уездного суда коллежский секретарь Михаил Александрович Горлов, внук воеводы бывшего г. Сокольска и первого командира Липецкой штатной воинской команды подпоручика Ивана Игнатьевича Горлова. Ниже даны автографы статской советницы Сумароковой и поручика Маслова.

Фрагмент документа Липецкого уездного суда 1841 года. Подлинник. ГАЛО 

     В 1849 году коллежская регистраторша Екатерина Алексеевна Кучина продала ему за 157 рублей 17,5 десятин «в даче с. Успенскаго Кузовлево тож в чрезполосном владении»10.

   Однажды отставной поручик даже попытался прибрать к рукам казенную собственность. Ему приглянулись два островка на реке Байгора, однако земский суд, поставленный блюсти законы в уезде, заставил его вернуть острова «в заведывание Липецкаго лесничаго»11.

   Итак, из всего сказанного видно, что Александр Селиверстович был дальновидным и прагматичным человеком. Он планомерно вкладывал средства в недвижимость, понимая, что это лучший выбор. Но жизнь человека состоит не только из радостей бытия. В 1847 году кузовлевский помещик лишился с любимой супруги – Наталья Ивановна ушла из жизни 7 января в возрасте 48 лет и была похоронена на Евдокиевском кладбише г. Липецка.

Запись в метрической книге Христорождественского Собора г. Липецка

1847 г.  Подлинник. ГАЛО

 

    Расскажем об имении Масловых. Судоходных рек в нем не было, как не имелось вблизи и «значительных торговых городских пристаней». Продукцию свою дворяне сбывали «в Липецке и Козлове на конских подводах»12.   

   По данным 1849 года деревянный, «сосноваго лесу», господский дом стоял на каменном фундаменте. В длину и ширину в нем было 12 аршин, внутри насчитывалось 7 комнат. Вплотную с домом располагалась кухня длиной 8 аршин, шириной 7 аршин. Возле господского дома стояли «две людских избы длиною двадцать аршин, шириною семь с полом и потолком». Двор занимали каменная конюшня, ледник и 3 амбара. В сараях содержалась господская живность: 8 лошадей, 4 коровы, 20 овец, 2 свиней, 4 гуся, 4 индейки и 20 кур13.

   Через год в имении случился большой пожар. Сгорели и господский дом и надворные строения – «от каменных конюшни и ледника остались только ветхия стены». Какое-то время после несчастья дворянской семье пришлось жить в деревянном флигеле «о двух комнатах»14.

    В июне 1853 года Александр Селиверстович и сын его Лавр в Вознесенской церкви г. Липецка стали поручителями гражданина Лифляндской губернии Фридриха-Германа Бренекена, женившегося на липецкой мещанке. Видимо, жених был родственником или приятелем Александра Мазинга, уроженца той же губернии, взявшего в жены дочь Александра Селиверстовича, Павлу.

    В 1854 году в усадьбе Масловых насчитывалось 5 дворовых людей мужского пола. Увеличилось число крепостных крестьян – в 11 дворах проживало 33 человека мужского пола. Под имением, гумнами, огородами и выгоном было 4 десятины земли, 126 десятин занимала пашня, из них 96 десятин хозяин отвел крестьянам. Означенная земля находилась в чрезполосном владении с другими помещиками и государственными крестьянами села Кузовлево. В даче того села по плану было «всего 1515 десятин»15.

    Александр-Анисифор Селиверстович ушел из жизни в 1855 году. Лавру Анисифоровичу, Павле Анисифоровне Мазинг и девицам Екатерине и Евдокии Анисифоровнам Масловым досталось в наследство около 100 крепостных крестьян (46 душ мужского пола), до 570 десятин земли, в том числе 11 десятин в даче усманского села Нижняя Байгора, и деревянный двухэтажный дом с усадьбой и надворным строением на Дворянской улице г. Липецка16.

   По разделу в 1857 году Лавр Анисифорович получил 60 десятин лесной и сенокосной земли в даче села Кузовлево и господскую усадьбу «с огородом и гумном и со всем без изъятия строением». Также он стал владельцем 5 дворовых людей и 41 крепостного крестьянина «с принадлежащим им строением, скотом, имуществом и пожитками». Замужней Павле и девицам Екатерине и Евдокии отошли двухэтажный липецкий дом, вся оставшаяся земля и остальные крепостные. Объявленная цена всему имению составила 6000 рублей, разделом этим Масловы «остались довольны»17.

   Приведем некоторые любопытные факты из жизни Лавра Анисифоровича Маслова. В 1853 году он исправлял должность уездного стряпчего. В 1853-55 годах был секретарем Липецкого уездного суда. В 1854 году на какие-то свои нужды он занял 300 рублей у липецкого казначея Петра Аввакумовича Трунцевского, владевшего имением в нескольких верстах к юго-востоку от села Грязи. Интересно, что, находясь в 1855 году в отпуске, Лавр Анисифорович отдыхал «Воронежской губернии Задонскаго уезда в селе Пружинках»18. В апреле 1855 года, когда шла Крымская война, секретарь Липецкого уездного суда Маслов был избран в государственное ополчение19.

   О том, что Масловы пользовались уважением в округе говорит тот факт, что Лавр Анисифорович женился на дочери князя Андрея Львовича Волконского, Евдокии. Участник наполеоновских войн и владелец родового имения в задонском селе Варваро-Борки поручик Андрей Волконский (1793–1865) слыл богатым человеком. По некоторым данным, у него было более 40 тысяч рублей капитала. Супруга его Анастасия Алексеевна, урожденная Буткова, также имела значительные средства. 5 сентября 1859 года она вместе с будущим предводителем липецкого дворянства губернским секретарем Федором Алексеевичем Дурасовым приехала в Кузовлево, чтобы в Успенской церкви окрестить своего новорожденного внука Михаила Маслова.

Запись в метрической книге села Кузовлево. Подлинник. ГАЛО

    Брату Евдокии Андреевны Аполлону (1826–1903) в 1860-х годах принадлежало более 1200 десятин земли. Сыновья Аполлона Андреевича имели на Дворянской улице г. Липецка красивый усадебный дом, который в советское время был отдан под Дом пионеров, ныне же в нем размещается Дворец бракосочетания.

    У Лавра Анисифоровича и Евдокии Андреевны, кроме Михаила, родились Елизавета (1863 г.), Леонид (1865 г.), и Мария (1870 г.), а также невыжившие Анна (1866 г.), Александр (1867 г.) и Иван (1868 г.). В январе 1871 года Лавр Анисифорович серьезно занемог. Предчувствуя близкий конец, он «в здравом уме и твердой памяти» при свидетелях коллежском асессоре и кавалере Петре Аввакумовиче Трунцевском и коллежском регистраторе Василии Петровиче Петине составил домашнее духовное завещание, в котором все свое имущество завещал супруге. Ушел он из жизни в 1872 году в возрасте 50 лет. Опекуншей малолетних детей и имения, включавшего 209 десятин при селе Кузовлево и 40 десятин незаселенной земли в дачах села Княжая Байгора, была назначена Евдокия Андреевна. В 1878 году она сдала в аренду сроком на 6 лет липецкому 1-й гильдии купцу Павлу Мироновичу Готлибовичу из дач села Кузовлево 176 десятин (по 7 рублей за десятину – 1235 рублей в год). Двадцать усманcких десятин были сданы в аренду крестьянину села Малая Байгора Алексею Автомонову Козлову (по 7 рублей за десятину «с платою аренды 140 рублей в год»).

    По данным описи, составленной 17 января 1873 года членом Липецкой дворянской опеки Николаем Ивановичем Кузьминским, мы видим, что господский деревянный на каменном фундаменте дом «при селе Успенском Кузовлеве тож» стал выше и просторнее. В нем было 8 комнат, «мерою длины 21 арш., ширины 15 арш. и высоты 4 аршина», над ним возвышался мезонин длиной 15 аршин, шириной 6 аршин и высотой 3 аршина «в одну комнату с холодным чуланом». Под домом помещались «выложенныя кирпичом кухня и выход». Внутри дома стояли письменный и обеденный столы, дюжина стульев и посудный шкаф с 7 столовыми ложками «84-й пробы изделия 1814 года»20.

    Рядом с домом располагалась людская изба длиной и шириной в 7 аршин. На скотном дворе стояли варок для коров длиной 66 аршин, шириной 37 аршин и высотой 4 аршина, два амбара, выложенный камнем ледник, к которому примыкал винный подвал. Чуть поодаль  размещались каменная конюшня с сенником и каменный сарай. У Масловых было 2 телеги с шинованными колесами, сани и троичный тарантас21

    Домашний скот состоял из 5 лошадей, саврасого мерина, 3 рабочих меринов, 3 дойных коров пестрой шерсти и 2 старых, рыжего тирольского быка 3-х летка, 2 телков.

   В имении находился крытый тесом двухэтажный винокуренный завод «длиною 44 арш., шириною 24 арш., и высоты 8 арш». При нем был выстроен крытый железом винный подвал «мерою в квадрате 8 арш. и высоты 71/2 арш.» с водоварными чанами, бражными кубами, паровиком, водокачальной машиной и пр. Возле него располагались каменная солодовня с чугунной молотилкой для солода весом 18 пудов, крытая дерном кузня и крытый железом мучной амбар. На винокурне были устроены помещения для надсмотрщика и рабочих, под контору отвели комнату на верхнем этаже22.

   После смерти Лавра Анисифоровича «на Михайловском № 68 винокуренном заводе» обнаружилась акцизная недоимка в размере 7212 рублей. Чтобы оплатиь ее, Евдокия Андреевна вынуждена была продать 14 десятин земли в Липецком уезде и 50 десятин из усманского имения. Первый участок ушел с торгов за 976 рублей, а землю в дачах села Княжая Байгора, по которой прошла «линия Грязе-Царицынской железной дороги» и которую оценили в 3350 рублей, купил с торгов за 3470 рублей живший при станции Грязи липецкий 2-й гильдии купец Федор Григорьевич Расторгуев23. Но даже с продажей этих двух земельных владений за Масловыми оставалась недоимка в размере 2925 рублей.

    Вдова Евдокия Андреевна Маслова после ухода супруга прожила недолго. Скончалась она от горячки 10 октября 1880 года в возрасте 44 лет и была похоронена на Евдокиевском кладбище Липецка. Опекуном имения стал старший ее сын Михаил, давший «в церковь Евдокиевскаго кладбища на годовой помин» по усопшей 5 рублей. В 80–е годы под пашню во владениях Масловых было отведено 190 десятин, под сенокос – 15 десятин. Временнообязанные их крестьяне владели наделом в 45 десятин и платили оброк в размере 135 рублей в год. В 1882 году срок аренды земли купцом Готлибовичем закончился, и вся она без остатка была сдана в аренду девице из дворян Сарре Ивановне Бартеневой.  В этом десятилетии в имении были построены каменный каретный сарай и деревянный хлебный магазин. По описи начала 1880-х годов в дворянском доме, среди прочего стояли гардероб, диван, 6 кресел, круглый гостиный стол, туалетный столик, фортепиано24.

     Надо сказать, что Евдокия Андреевна успела отпраздновать свадьбу старшей дочери. Венчание Елизаветы Лавровны с подпоручиком Андреем Васильевичем Аплаксиным состоялось 27 января 1880 года в Успенском храме села Кузовлево. Кстати, спустя 8 лет подпоручик стал одним из инициаторов создания «Лебедянского общества любителей музыкального и драматического искусств». Елизавета Лавровна, владевшая мастерством игры на фортепиано, разумеется, приветствовала столь важное для культурной жизни города событие.

      

Церковь Успения Пресвятой Богородицы в с. Кузовка. Фото С. Д. Юрова. 2014 г.

 

    Оставшуюся акцизную недоимку Михаил Лаврович надеялся оплатить посредством продажи винокуренного завода. Но в июне 1883 года произошло обрушение стен и крыши доходного прежде предприятия. Прежде чем караульные смогли перенести имущество в более надежное место, местные жители в ночное время успели присвоить кое-какое хозяйское добро. К тому, что осталось от завода, назначили опекуна коллежского секретаря Вениамина Петровича Трунцевского, который и проследил за распродажей имущества. Водокачку, к примеру, приобрел местный землевладелец Владимир Афанасьевич Кузовлев, паровик и прикубик - один из самых преуспевающих липчан купец Дмитрий Максимович Милованов, владелец чугунного завода, слесарни и паровой мельницы. Крытый железом деревянный амбар достался крестьянину Арсентию Чулимову, каменный фундамент и стены солодовни – крестьянину Алексею Козлову25. Всего от продажи имущества винокуренного завода Масловы выручили 267 рублей 44 копейки. 

   В марте 1889 года мировой судья 3 участка Липецкого округа по представлению исполнительного листа Елецкого Окружного Суда ввел во владение 209 десятинами земли при селе Успенское детей покойного Лавра Анисифоровича Маслова – Михаила, Леонида, Елизавету и Марию. Из дворян на этом мероприятии присутствовал Владимир Афанасьевич Кузовлев26. В декабре того же года Леонид Лаврович через посредство брата продал свою часть земли (74 десятины 733 сажени) за 4458 рублей27.

     Леонид Лаврович учился в Воронежском Кадетском Корпусе. В 1890 году он в звании поручика служил в Кексгольмском гренадерском полку28. Мария Лавровна была отдана на воспитание в Тамбовский институт благородных девиц. Сестры Лавра Анисифоровича жили в Липецке, сдавая принадлежавшую им при селе Кузовлево землю в наем. Первой ушла из жизни вдова Павла Анисифировна Мазинг, за ней 12 декабря 1902 года – девица Екатерина Анисифоровна. Опекуншей имения последней была назначена девица Евдокия Анисифоровна Маслова.

    Михаил Лаврович Маслов долгие годы служил в Липецкой Дворянской Опеке и был одним из самых активных ее членов. По всей видимости, отношения с теткой Евдокией у него не сложились. В 1910 году она, дабы «лишить прямых наследников возможности унаследовать лично ее и находящуюся у нее в пожизненном владении землю умершей Павлы Анисифоровны Мазинг», выдала векселя на 15000 рублей мещанке Лидии Григорьевне Трубиной. Коллежский секретарь Маслов опасался, что «за этот фиктивный долг» тетка при описи своего имения укажет и землю Павлы Анисифоровны. Похоже, опасения эти были не напрасны. Когда в 1915 году (Евдокия Анисифоровна умерла в 1913 году) Михаил Лаврович и его сестра Мария Лавровна Орлова подали прошение в Елецкий Окружной Суд об утверждении в правах наследства, речь шла только лишь об имении Екатерины Анисифоровны Масловой.

    Судьба дворян Масловых после 1917 года неизвестна. Усадьба их при селе Кузовка (Кузовлево), как и другие помещичьи имения Липецкого уезда, была реквизирована новой властью и передана в распоряжение местного волостного земельного комитета.

Вид на Успенский храм с дороги на Липецк. Фото С. Д. Юрова. 2014 г.

 

Примечания

1 ГАТО. Ф. 161. Оп. 1. Д. 3249. Л. 44-45.

2 ГАЛО. Ф. 126. Оп. 1. Д. 4. Л. 22.

3 ГАТО. Ф. 161. Оп. 1. Д. 3249. Л. 44-45.

4  ГАЛО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 5. Л. 621.

5 Там же. Ф. 8. Оп. 1. Д. 14. Л. 3 об.-4.

6 Там же. Ф. 8. Оп. 3. Д. 9. Л. 33- 34 об.

7  Там же. Ф. 5. Оп. 1. Д. 91. Л. 141 - 141 об.

8  Там же. Ф. 8. Оп. 3. Д. 14. Л. 137-137 об.

9 Там же. Д. 17. Л. 3-4.

10 Там же. Ф. 5. Оп. 1. Д. 91. Л. 258 об.

11 Там же. Ф. 8. Оп. 1. Д. 52. Л. 524- 526 об.

12 Там же. Ф. 5. Оп. 1. Д. 134. Л. 144.

13 Там же. Л. 65 об.

14 Там же. Л. 144 об-145.

15 Там же. Л. 144.

16 Там же. Л. 147-148.

17 Там же.

18 Там же. Ф. 8. Оп. 1. Д. 64. Л. 31.

19 Там же. Д. 65. Л. 49.

20 Там же. Ф. 5. Оп. 1. Д. 148. Л.12.

21 Там же. Л. 14 об.

22 Там же. Л. 15-16 об.

23 Там же. Л. 102-102 об.

24 Там же. Л. Л. 76-81.

25 Там же. Ф. 5. Оп. 1. Д. 134. Л. 55-57.

26 Там же. Ф. 2. Оп. 1. Д. 61. Л. 48-49.

27 Там же. Л. 58.

28 Там же.

 

Статья из книги "Усадьбы Липецкого края". Липецк. 2015 г.

 

Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0