Воскресенье, 16.12.2018, 10:10Приветствую Вас Гость

Поиск предков в Липецком крае

Усадьба в с. Хворостянка Добринского района: часть 2

    В экономии «администрация» состояла из четырех человек, и ежегодное жалование не превышало 468 рублей. В экономии трудились 12 мужчин и 3 женщины. Из них садовник, машинист, кучер, получали ежегодно по 120 рублей. А годовой расход на жалованье составлял 912 рублей. В имении насчитывалось 77 лошадей – от жеребят до маток. Из крупного рогатого скота имелись два бычка, 13 коров и 11 телят. Кроме этого, были 51 «простая» овца и 33 свиньи59.

    Под паром в имении было 156 десятин чернозема, под экономическим посевом – 296 десятин. Удобрялось ежегодно только 35 десятин. Основной зерновой культурой у Мазараки был овёс, которым было занято 118 десятин. Рожь занимала 114 десятин, пшеница – 28 десятин. Ежегодно просом обсевали 26 десятин. Выращивали и картофель, занимавший площадь всего в две десятины. Шесть десятин занимали кормовые травы и особенно вика. Под «прочими» культурами было две десятины земли. В хозяйстве насчитывалось двенадцать плугов60.

  В конце 1893 г. из построек в имении, заключавшемся в 641 дес. земли (6 дес. под усадьбой), свободной от крестьянского надела, стояли двухэтажный дом, флигель, каретный сарай, конюшня, амбар, рига, скотный двор. Стоимость их составляла 20000 р. А.С. Мазараки был владельцем 50 лошадей, 20 голов рогатого скота, 100 овец. Мертвый его инвентарь состоял из молотилки, веялки, 2 сеялок, 10 плугов, 50 борон, 25 сох. Оценивал свое имение помещик в 100000 р. Оно лежало в 45 верстах от Липецка и Усмани, до почтовой станции в с. Новочеркутино от него было 10 верст, до волостного правления в c. Пушкино – 8 верст, до железно-дорожной станции – 31/2 версты61.

    По данным 1898 г. усадьба с садом и огородом занимала 17 дес., пахотной земли было 512 дес., а всего 646 дес. 172 дес. отделялись от основной земли р. Лукавкой и входили территориально в Липецкий уезд62.

    Еще в июле 1882 г. член Липецкой уездной земской управы И.Н. Кузьмин произвел дознание «о количестве земли принадлежащей надворному советнику Мазараки в Липецком уезде при деревне Софьино, Хвростянка тож». Cельский староста Cотников и понятые из села Ивановки Антон Большаков, Иона Коновалов, Казьма Рябов и Андрей Соколов показали, «что граница Усманского уезда прошла около сада г. Мазараки, а земля… около 200 дес. находится в Липецком уезде»63.

    В имении насчитывалось четверо служащих, получавших 468 р. жалованья в год. Рабочих было 12 человек, из них садовник, машинист и кучер получали по 120 р. в год. Годовой расход на жалованье служащим и рабочим составлял 912 р. в год. Любопытно, что ветряная мельница и плодовый сад давали в год лишь 35 р. дохода64.

    Надворный советник А.С. Мазараки часто ездил с внучками заграницу. В одной из поездок он и скончался. Cлучилось это 4 января 1906 г. в Ницце. Похоронив деда во Франции, сестры Обуховы вернулись в Россию и навестили в Москве больного отца, с которым случился удар65.

   Местные крестьяне за глаза называли Мазараки «чудным барином». По воспоминаниям Н. А. Обуховой дедушка помогал погорельцам, тем, кто потерял скот во время падежа. Обращались к нему крестьяне, если были крестины. В неурожайные годы он устраивал бесплатные столовые, а когда в уезд нагрянула холера, организовал бесплатный лечебный пункт. Избирали его и мировым судьей.

    Андрей Трофимович после смерти Марии Адриановны женился еще раз. От второго брака у него имелись дочери Нина и Мария. В июне 1807 г. «помещ. из Усманск. у.» А.Т. Обухов лечился на липецком курорте, снимая квартиру для себя и дочерей в доме коллежской советницы Марии Васильевны Гамовой на Дворянской улице66.

    Из открытого письма помещика сц. Аннино Липецкого уезда А.В. Бланка видно, что отставной штабс-ротмистр проживал в Липецке и в мае 1908 г67.

    Н.А. Обухова так описывала возвращение в Хворостянку в конце весны 1906 г.: «Когда мы подъезжали к станции, из окна я уже видела очертания нашего парка, видела наши въездные белые ворота. На станции нас ждала тройка с кучером Романом. Мы ехали знакомой дорогой. Я всем интересовалась, расспрашивала Романа о деревенских новостях. Кругом расстилались зеленеющие поля, пахло свежей землей. Нас встретил брат, который был уже студентом Харьковского технологического института. Вышли нас встречать и все домашние во главе с поваром Ефимом. Не раздеваясь, я побежала по своим любимым дорожкам в сад, в огород, посмотреть, что там растет, что созревает; сиреневая аллея, которая вела к пруду, была усыпана белыми и лиловыми гроздьями… Шел 1906 год. Лето было беспокойное. Жгли помещичьи усадьбы. Но мы жили спокойно и ничего не боялись… В конце октября, распростившись с Хворостянкой, мы поехали в Москву, мечтая поступить в Московскую консерваторию»68.

    Надежда Андреевна не преувеличивала, лето 1906 г. действительно выдалось весьма беспокойным. Управляющий имением Шереметьева Балашов и липецкие купцы братья Хренниковы, владевшие имением невдалеке от усадьбы Обуховых, передавали в Тамбов из Новочеркутина: «Сильные волнения соседних крестьян нескольких сел, требуют невозможной платы за уборку хлебов и поденной платы. Посторонних не допускают производить уборку, насилуют, снимают рабочих и пастухов, оставляют экономии на произвол судьбы, хлеб перестоял и уже теряется. Экономиям угрожают погромы и жизни нашей с семействами опасность. Просим немедленного содействия в защите имущества и жизни»69.

    К сожалению, усадебный дом, о котором с теплотой вспоминала Надежда Андреевна, не сохранился. Это был старинный двухэтажный дом, окруженный садом, большой террасой и цветниками вокруг. В доме было много комнат, и они были «уставлены старинной мебелью, с семейными портретами по стенам»70. В большой и красивой гостиной стоял концертный рояль. Андриан Семенович преподавал внучкам музыку. Сам Мазараки исполнял на рояле Бехштейна произведения Шопена, Гайдна, Моцарта. Позднее с внучкой Надей произведения этих композиторов он будет исполнять в «четыре руки». Иногда под аккомпанемент дедушки внучки Анна и Надежда исполняли детские песенки «Дети, в школу собирайтесь, петушок пропел давно» или « Там, вдали, за рекой». Андриан Семенович был основателем Воронежского отделения Императорского Русского музыкального общества в 1868 году. В течение четырех лет он был не только членом его дирекции, но и меценатом. После отъезда Мазараки из Воронежа в 1872 году отделение перестало существовать из-за материальных трудностей. Им же в 1869 г. в Воронеже открыта общедоступная музыкальная школа. А. С. Мазараки, как уже говорилось выше, был дружен с А. Г. и Н. Г. Рубинштейнами. В Хворостянку к нему в гости приезжали скрипач Г. Н. Дулов, композитор Ю. С. Сахновский. По утверждению некоторых краеведов приезжал к Мазараки и П. И. Чайковский71.

    Георгий, Анна и Надежда унаследовали имение в Хворостянке по определению Воронежского окружного суда 5 июля 1907 года. В октябре 1910 г. состоялся его раздел. Георгий Андреевич Обухов получил в собственность усадьбу и 446 дес. земли в Усманском уезде, его cестрам отошли 172 дес., лежавшие в Липецком уезде за р. Лукавкой72.

    После смерти Мазараки часть земель – 452 дес. 2214 саженей – перешла к его единственному внуку Георгию73. Имение оказалось в залоге, и в 1915 г. было выставлено на продажу за долги.

    Андрей Трофимович Обухов умер 23 октября 1909 г74., дочь его от второго брака Мария училась в Липецкой гимназии.

    Интересно завещание Андрея Тимофеевича от 7 марта 1907 г. "... принадлежащую мне благоприобретённую землю в количестве 93 дес... при с. Софьине-Хворостянка тож, доставшуюся мне покупкой от надворного советника Адриана Семёновича Мазаракий по купчей ... 14 октября 1888 г., завещаю в пожизненное владение тамбовской мещанке Александре Захаровне Ладынской, а после её смерти, в полную собственность дочерям её – Марии, по крёстному отцу Семёновне, и Нине, по крёстному отцу Гавриловне Ладынским по равной части каждой (если умрут бездетны, земля переходит в мой род)"75 После Смерти А. Т. Обухова, однако, при разделе остального имущества были представлены выписки из метрических книг, где Мария и Нина – дети рождённые в браке и фамилии их Обуховы76.

    В мае 1911 г. Георгий Андреевич сдал в аренду купцу Василию Васильевичу Хренникову сроком на 8 лет и с платой 3500 р. в год участок земли в количестве 200 дес., граничивший «с северной стороны полотном железной дороги, с востока наделом земли крестьян села Пушкина, с запада с наделом земли крестьян села Хворостянки, а с юга участком земли», принадлежавшим самому Обухову. Купец имел право возводить на арендованной земле любые сельскохозяйственные постройки77.

    Георгий Андреевич принимал активное участие в уездной жизни. В 1913-1916 гг. он исполнял обязанности земского начальника 2 участка. Камера должностного лица была устроена в его собственном имении при с. Хворостянка. В 1916 г. он состоял в списках гласных земского уездного собрания78.

    Все его земли были в залоге. 15 августа 1895 г. 215 десятин 176 саженей земли в одной меже в двух дачах, принадлежавшие А. Т. Обухову и оцененные им в 43.000 рублей, были заложены в государственном Дворянском земельном банке. По банковской оценке имение стоило 23650 рублей и ссуда, полученная под его залог на 66 лет и 6 месяцев, составила 14.100 рублей. После смерти А. Т. Обухова 29 мая 1912 г. состоялся раздел. Долг к этому времени составлял 13214 руб. 17 коп79. Землю 250 десятин 958 саж80 поделили между наследниками. Узаконенным малолетним дочерям Нине Андреевне и Марие Андреевне досталось 110 десятин81. Вдове – Александре Захаровне Обуховой (Ладынской) – 8 десятин. Совершеннолетним Анне, Надежде и Георгию – 99 дес. 176 квадратных сажен82. Земля, заложенная в банке, за долги была выставлена в 1915 г. на продажу83.

    В 1915 г. сестры Анна Андреевна и Надежда Андреевна еще значились помещицами Липецкого уезда84. По данным 1916 г. Георгий Андреевич владел 455 дес85. В 1917 г. Александре Захаровне Обуховой принадлежало 8 десятин, Нине Андреевне и Марие Андреевне – 110 дес86.

    После 1917 г. имена Обуховых в списки бывших частновладельцев не вносились: земля до революции была продана. Георгий часть земли уступил ещё в 1911 г. и после революции получил в пользование землю по крестьянской норме87.

    Частью дворянского имения до 1917 г. завладел купец Василий Васильевич Хренников88. Хозяйкой главной усадьбы и тех самых 455 дес. обуховской земли перед революцией значилась губернская секретарша Мария Федоровна Золина89, урожденная из дворян Салькова. Любопытно, что имение в сц. Марфино Усманского уезда было куплено Золиной у Г.А. Обухова в 1914 г90.

    Родовое поместье отца Золиной, инженер-поручика Федора Михайловича Салькова, было расположено в д. Александровка, Никитская тож, Борисоглебского уезда. В 1896 г. Мария Федоровна, купив имение дворянина Р.А. Вельяминова при сц. Богохранимое Ивановской волости, cтала помещицей Липецкого уезда91.

    В 1917 г. Усманский уезд захлестнула волна погромов, оказавшаяся еще более разрушительной, чем 11-12 лет назад. Уютные дворянские и купеческие усадьбы были преданы невиданному разграблению. Их жгли, разбирали по кирпичикам, сносили до основания. Показательна история усадьбы члена Усманской земской управы коллежского советника Ивана Михайловича Вышеславцева, который был к тому же попечителем земской школы в Хворостянке. К нему в имение был послан эмиссар П.В. Павлов. 5 октября 1917 г. Вышеславцев попросил Совет солдатских депутатов «отозвать из имения г. Павлова обратно в г. Усмань». А уже 23-24 ноября 1917 г. усадьба коллежского советника с новым домом при д. Тресвятская Пушкинской волости подверглась полному уничтожению92.

    26 ноября 1917 г. произошел захват имущества «в Обуховском имении» Василия Васильевича Хренникова, находившегося близ станции Хворостянка. Крытый железом деревянный дом и надворные постройки грабили крестьяне с. Хворостянка93.

    Имение Марии Федоровны Золиной власти взяли на учет только в феврале 1918 г. По описи в нем значились следующие постройки: крытый железом двухэтажный кирпичный дом, крытая железом кирпичная прачечная с русской печкой и котлом, кирпичный ледник, сарай, добротная конюшня с 16 отделениями, каретный сарай, крытый железом кирпичный двор со свинарником, кирпичный птичий двор, кирпичное жилое помещение, деревянный амбар на кирпичных столбах, рига, конюшня, конный двор, кирпичные людская и помещение для приказчика, 4 колодца. В каретном сарае стояли 3 кареты, сани, конная американская машина. В доме после изъятий сохранилось немного вещей: стол, гардероб, железная плита, письменный стол, мраморный рукомойник94. В мае 1918 г. Пушкинский волостной совет сообщал в Усманский УЗО, что в волости насчитывалось шесть имений: Анны Александровны Голицыной, И.М. Вышеславцева, М.Ф. Золиной, Cергея Федоровича Пантеева, В.В. Хренникова и Ивана Николаевича Иванова. Имущество Голицыной было «распределено между беднейшими гражданами села Пушкина организационным путем… имущество имения Вышеславцева разграблено в ноябре 1917 г. гражданами деревни Архисвятки Ивановской волости Липецкого уезда, села Княжей Байгоры той же волости и дер. Тресвятки Пушкинской волости». Имущество имений Золиной, Хренникова, Иванова и Пантеева было продано с торгов, а вырученные деньги Хворостянский и Тресвятский сельские советы распределили между жителями Хворостянки и Тресвятской. Что интересно, имущество четырех последних имений распродавалось «без ведома и разрешения Пушкинского совета». Председатель волостного совета возмущался: «Хворостянский и Тресвятский сельские советы со дня начатия ими незаконной распродажи имущества из имений с Пушкинским волостным советом в контакте не работают и не подчиняются никаким распоряжениям»95. Сохранилось описание дома и усадьбы, составленное в 1923 г., когда дом начали постепенно ломать. Описание рисует грустную картину заката усадьбы. Согласно акта от 30 апреля 1923 г. в имении бывшем Золиной-Обухова в селе Хворостянка "на усадьбе в 2,5 десятины:

1. Дом 2-х этажный, кирпичный, крытый железом с подвальным помещением, снаружи оштукатуренный и с балконом на западной стороне. В доме имеется 11 комнат с 1 коридором наверху, 11 комнат, 1 передняя и коридор внизу, в 55 окон, из коих наверху 29 с рамами без стёкол и внизу из числа 26 окон 11 с рамами без стекла и 15 окон совершенно без рам. Полы и перерубы в 4-х комнатах и в передней внизу выломаны и выбраты, в одной из комнат наверху дома сохранились перерубы от выломанного пола, кроме того недостаёт 4-х досок пола над подвалом парового отопления. В остальных комнатах полы исправные, потолки, за исключением прогнившего в одной комнате также исправные и оштукатуренные. В доме имеется наверху 5 пар двупольных филёнчатых дверей, внизу 6 пар двупольных дверей и три простых однопольных, печи исправны, частью поломаны. В доме на чердаке и в подвале имеются остатки парового отопления в виде парового котла, 24 батарей наверху и 14 батарей внизу дома с водопроводными трубами, размер (дома – авт.) 44 х 22 х 12 аршин"96. Далее интересное заключение – первый шаг к решению о продаже дома на слом! "Дом в заброшенном полуразвалившемся (курсивом выделено авт.) состоянии оценен в 600 золотых рублей"97. Оценка в твёрдой валюте говорит о практичности и желании заработать на продаже чужого! Далее следует описание хозяйственных построек, в том числе прачечной, в которой позднее ютились хозяева, со временем выселенные и оттуда!

2. Дом – бывшая прачешная кирпичная под железной крышей, с потолком и полом, двумя дверьми, одной исправной русской печью и 3-мя окнами с застеклёнными рамами. Помещение приспособлено для жилья и поддерживается проживающим в нём в качестве сторожа имения и построек граждан. Г. А. Обухова. Размер 18 х 8 х 4 арш.. Оценен в 80 золотых рублей.

3. Дом, бывшая птичная, смешанный – одна половина кирпичная, размером 10,5 x 12 x 3,5 аршина, а к ней приделанные саманные сени в 7 кирпичных столбах, размером 15 x 12 x 3,5 аршина. Помещение без крыши, верха. пола, потолка, дверей и рам, отремонтировано гр. с. Хворостянки Иваном Ивановичем Павловым, приспособленное для жилья и занимается им временно по распоряжению Усманского УЗУ. Стоимость его определена в 30 золотых рублей.

Амбар деревянный, обложенный кирпичом, под железной крышей на 8 балках стропил, без пола, закромов и потолка. Помещение из 15 полных и одного неполного деревянных простенков между 10 кирпичными столбами, при четырёх выбранных простенках и без четырёх и без четырёх кирпичных столбов при двух парах ворот, с 13 наружными кирпичными упорами стен, размер 39 x 15 x 3 аршина. При нём же навес с восточной стороны на кирпичных стенах, под железной крышей с одной парой ворот, размер 39 x 9 x 2,5 аршина, стоимость его определена в 40 золотых рублей.

Ледник – сарай кирпичный, наполовину крыт соломой и наполовину без крыши и верха, размер по наружному 18 x 14 x 3 аршина с капитальной внутри помещения кирпичной перегородкой длиной 10 аршин, вышиной 3 аршина, стоимость его определена в 250 рублей золотых довоенных рублей.

6. Кирпичные стены от сгоревших: конюшен, каретного сарая и скотного двора с общим протяжением по наружному измерению двух сторон по 38 аршин, двух по 56 арш. и одной внутренней капитальной стене длиной в 56 аршин с 36 окнами в конюшне и с 26 окнами в скотном дворе, за исключением площади в раствор 5 пар ворот по 4 арш. длина стен равна 224 погонных аршина, высотою в 3 арш. и толщин. в 3/4 арш, стоимость коих определена в 200 золотых довоенных рублей. Итого: по общей сложности передаётся 6 номеров построек, стоимость по оценке их в 1200 золотых довоенных рублей"98.

    Вокруг дома располагался большой садово-парковый комплекс с вековыми липами, плакучими ивами, которые склоняли свои ветви в пруд. В обвитой хмелем беседке в конце липовой аллеи много времени проводили обе сестры Обуховы. Гордостью Мазараки был и сад, на одном конце которого протянулась длинная аллея, а рядом располагалась куртина, отведенная под детские небольшие огородики. Была в саду и вишневая аллея с дорожкой. В саду росли боровинка, белый налив, грушовка, анисовка99.

    Георгий Андреевич Обухов с началом новой эпохи не последовал примеру других дворян, навсегда уехавших из своих имений. В послереволюционные годы он оставался в Хворостянке, проживая «при имении» и являясь «шкрабом» – школьным работником земской школы. К лету 1923 г. построек в старинном имении уже не существовало, они были ликвидированы Пушкинским волостным комитетом взаимопомощи. Сохранился лишь сад «из насаждений лиственных и хвойных пород размером 21/2 десятины». Он был сдан по описи на хранение волостному комитету, а тот передоверил его охрану от «порубок и других повреждений» бывшему земскому начальнику. 27 июля 1923 г. Обухов и его гражданская жена учительница Августа Евгеньевна Громова подали заявление в Усманский уездный земельный отдел. Потомственный дворянин писал: «Имея горячее желание не только охранять сад от повреждений, но и производить в нем новые насаждения плодовых деревьев и ягодных кустарников, просим Усманский УЗО о передаче нам указанного сада на соответствующий не менее 9-летнего срок для его охраны… При сем просим предоставить нам право устройства в черте сада жилой и хозяйственной постройки… Мы сами проживаем в бывшем имении Золиной два года и пользуемся землей в местном обществе наравне с другими гражданами. Собственной усадьбы, а также и построек не имеем, состоя шкрабами при местной школе. Главные основания нашей просьбы заключаются в желании поддержания и сохранения сада от каких-либо повреждений, а также в создании небольшого плодового сада, устройства культурного огорода и, возможно, небольшого питомника»100.

    В 1923 г. они заключили с Усманским земельным управлением на 9 лет договор аренды сада с обязательством охранять его от порубок и в первые три года посадить 100 новых плодовых деревьев. Им же позволялось пользоваться кирпичным крытым железом зданием бывшей прачечной и частью ледника, которые арендаторы обязаны ремонтировать и страховать. Сад скорее можно назвать парком: в нём было Берёз - 141, ясеней - 98, тополей 37, клёнов 38, осин - 30, елей 26, сосен 10, дуба 14, ветел 104, каштан - 1, вяз - 1, а из садовых - яблонь старых - 4, груша дикая - 1, вишен 25 , смородины 4 куста, малины 60 квадратных сажен101.

    В 1925 г. Георгия Андреевича Обухова выселили из имения. Решено было принадлежавшие ему «постройки на сумму 180 руб. и земельный участок в количестве 5 дес., передать обществу, а постройки продать с торгов»102. В пользу государства изъято: 1) Кирпичный, крытый железом дом размером 10 х 6 аршин, цена 200 рублей, 2) Кирпичный крытый соломой сарай размером 7 х 6 аршин, цена 50 руб., 3) катух... обмазанный глиной, размером 6 х 7 аршин, цена 10 руб., рига обыкновенная крестьянская, крыта соломой, размером 10 х 6 аршин, цена 25 рублей103.

    Обухов покинул Хворостянку и уехал в Москву, где проживал на ул. Большая Молчановка, д. №23, кв. №27. Громова, работающая в школе, опротестовывала изъятие принадлежащих ей риги, катуха и коровы104. Впоследствии она долгое время поддерживала связь c Н.А. Обуховой, которая умерла 14 августа 1961 г. в Феодосии и была похоронена на Новодевичьем кладбище.

    Сегодня в Хворостянке ничто не напоминает нам о том, что прежде здесь располагалось крупное дворянское гнездо, по праву считавшееся одним из культурных центров нашего края. Не сохранилась ни усадьба, ни сад (вырубили в годы Отечественной войны), ни земская школа, ни Покровский храм (снесли после 1938 г. – нужен был кирпич для постройки зернохранилища)105. Переломные времена сказались на них самым пагубным образом. В настоящее время на месте усадьбы два домохозяйства по адресу: ул. Центральная, д. №74 и д. №76.

Примечания:

1 ГАЛО. Ф. 32. Оп. 1. Д. 7. Л. 31-33; РГАДА. Ф. 1355. Оп. 1. Д. 55/1622. Л. 16.

2 А.Ю. Клоков. Усадьба в селе Новочеркутино Добринского района//Усадьбы Липецкого края. Липецк. 2015. C. 145.

3 Там же. C. 146.

4 ГАЛО. Ф. 32. Оп. 1. Д. 3. Л. 31-33.

5 Там же. Л. 59.

6 РГАДА. Ф. 1355. Оп. 1. Д. 56/1623.

7 Ф. 114. Оп. 1. Д. 19. Л. 101.

8 Там же. Л. 122 об.

9 Там же. Л. 149 об.

10 Там же. Л. 168; Д. 62. Л. 68 об.

11 Ф. 26. Оп. 1. Д. 1. Л. 30.

12 ГАЛО. Ф. 12. Оп. 1. Д. 14. Л. 74-75; Историко-статистическое описание Тамбовской епархии. Тамбов. 1911 г. С 410.

13 РГИА. Ф. 799. Оп. 33. Д. 1974. Л. 63-63 об.

14 ГАЛО. Ф. 114. Оп. 1. Д. 62. Л. 112.

15 Кривошеин Н.В. Лебедянское скаковое общество. 2011. Москва. C. 114-118.

16 ГАЛО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 13 б. Л. 1.

17 РГИА. Ф. 1350. Оп. 312. Д. 162. Л. 63-63 об.

18 ГАЛО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 13 б. Л. 1-3 об.; РГИА. Ф. 577. Оп. 40. Д. 2057. Л. 5-8.

19 Там же.

20 Воронежская историко-культурная энциклопедия. Воронеж. 2006. C. 78.

21 Там же.

22 А. Акиньшин О. Ласунский. Воронежское дворянство в лицах и судьбах. Воронеж. 2009. С. 361.

23 Там же. С. 364.

24 Лукомский В. К., Модзалевский В. Л. Малороссийский гербовник. Санкт- Петербург, 1914, С. 103.

25 Волков С. В. Генералитет Российской империи. Энциклопедический словарь генералов и адмиралов от Петра I до Николая II. Том III. Л – Я. Москва, 2009. С. 78.

26 Лукомский В. К., Модзалевский В. Л. Малороссийский гербовник. Санкт- Петербург, 1914, С. 103.

27 ГАЛО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4 а. Л. 37.

28 РГИА. Ф. 1343. Оп. 25. Д. 154. Л. 15.

29 Там же. Л. 18 - 20.

30 Там же. Л. 1 - 9.

31 Там же. 1 - 10.

32 Там же. Л. 21.

33 РГИА. Ф. 472. Оп. 35. (141/978) Д. 35. Л. 3.

34 Акиньшин А., Ласунский О. Указ. Соч. С. 365; Обухова Н. А. Воспоминания. Статьи. Материалы. Москва, 1970, С. 24.

35 Сведения о помещичьих имениях. Т. 3. 1860. С. 60-61.

36 РГИА. Ф. 577. Оп. 40. Д. 2057. Л. 1- 11об. 18, 19- 19 об.

37 Там же. Л. 1- 5, 11.

38 Список населенных мест по сведениям 1862 года. XLII. Тамбовская губерния. Санкт-Петербург, 1866. С.196.

39 ГАЛО. Ф. 2. Оп. 1. Д.8а. Л. 44 об.-50 об.

40 Там же. Д. 13 б. Л. 182.

41 Журналы чрезвычайного Усманского уездного земского собрания. 20 и 21 февраля 1869 г. Тамбов, 1869, Л. 75.

42 Там же. Л. 78.

43 Там же. Л. 77.

44 Там же.

45 ГАЛО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4 а. Л. 2.

46 РГИА. Ф. 577. Оп. 40. Д. 2057. Л. 13 - 14 об.

47 ГАЛО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4 а. Л. 39-40.

48 Ф. 26. Оп. 1, Д. 3, Л. 15. Д.13. Л. 11об. - 12.

49 http://www.tstu.ru/win/tambov/imena/mih/obuhova.doc

50 ГАЛО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 11.

51 http://www.tstu.ru/win/tambov/imena/mih/obuhova.doc

52 Там же.

53 Обухова Н. А. Воспоминания. Статьи. Материалы. Москва, 1970, С. 11. "ЛГ" 23 апр. 1999 г. № 83 – 84.

54 http://www.tstu.ru/win/tambov/imena/mih/obuhova.doc

55 Там же.

56 ГАТО. Ф. 168. Оп. 1. Д. 842. Л. 82.

57 Сборник статистических сведений по Тамбовской губернии. Том 21. Cтатистические сведения о частном землевладении Усманского уезда. Тамбов, 1898. С. 26.

58 Там же. С. 27.

59 Сборник статистических сведений по Тамбовской губернии. Том 21. Статистические сведения о частном землевладении Усманского уезда. Тамбов, 1898, С. 28-29.

60 Там же. С. 30.

61 ГАТО. Ф. 168. Оп. 1.Д. 2467. Л. 1-18.

62 Cборник статистических сведений по Тамбовской губернии. Том 12. Тамбов. 1898 г. С. 26-29.

63 ГАЛО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4 а. Л. 273.

64 Cборник статистических сведений по Тамбовской губернии. Том 12. Тамбов. 1898 г. С. 26-29.

65 http://www.tstu.ru/win/tambov/imena/mih/obuhova.doc

66 Липецкий сезонный листок. 1907 г. C. 3.

67 ГАТО. Ф. 168. Оп. 1. Д. 2468. Л. 12-12 об.

68 http://www.tstu.ru/win/tambov/imena/mih/obuhova.doc

69 https://ok.ru/durovskaya/topic/66501780845952

70 Обухова Н. А. Указ. Соч. С. 26.

71 Липецкая Энциклопедия. Т. 2. С. 307. "Заря Коммуны" №96. 07/Х - 1962г.

72 ГАТО. Ф. 168. Оп. 1. Д. 2468. Л. 22.

73 ТГВ. 1915 г. №21. 18 марта.

74 ГАЛО. Ф. 31. Оп. 1. Д. 5. Л. 7.

75 РГИА. Ф. 593. Оп. 20. Д. 2119. Л. 23,26. . ГАЛО. Ф. 31. Оп. 1. Д. 5. Л. 7.

76 ГАЛО. Ф. 31. Оп. 1. Д. 5. Л. 11- 12.

77 ГАТО. Ф. 168. Оп. 1. Д. 2469. Л. 13.

78 Адрес-календарь и справочная книжка Тамбовской губернии 1913 г. С. 406; Адрес-календарь и справочная книжка Тамбовской губернии 1914 г. С. 638; Справочная книжка и адрес-календарь Тамбовской губернии на 1916 г. С. 31, 49.

79 РГИА. Ф. 593. Оп. 20. Д. 2119. Л. 15 об.

80 ГАЛО. Ф. 31. Оп. 1. Д. 5. Л. 7.

81 ГАЛ

Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0