Воскресенье, 16.12.2018, 10:09Приветствую Вас Гость

Поиск предков в Липецком крае

Усадьба в с. Хворостянка Добринского района: часть 1

                                                                                                                                                                                                                А.Ю. Клоков, С.Д. Юров

 

    Местность, где располагается Хворостянка, в середине XVIII в. принадлежала дворянам Вельяминовым и Пушкиным. Северная ее часть была во владении поручика Луки Варфоломеевича Вельяминова (1715–1767), воеводы г. Сокольска (1751 г.), вальдмейстера (cмотрителя казенных лесов) Сокольского и Усманского уездов Воронежской губернии, южная часть – в собственности капитана Алексея Федоровича Пушкина (1717–1777), участника взятия Очакова и Хотина, воеводы г. Сокольска (1765 г.). Поселение здесь возникло, по всей видимости, в 1770-х гг., после того, как Марфа Саввишна Вельяминова (ум. в 1769 г.), урожденная Бузовлева, вдова поручика, продала в 1769 г. владения сыну Петру, в то время солдату лейб-гвардии Измайловского полка. По данным 1782 г. в д. Хворостянка, располагавшейся в «верховья[х] речки Лукавки» на землях Липецкого уезда стояло 3 крестьянских двора, в которых проживали 14 душ муж. пола и 15 душ жен. пола. Крестьяне Иван Мартынов сын Карелов и Перфил Мартынов сын Васильев с семьями были переведены секунд-майором П.Л. Вельяминовым (1752–1805), «в показанную деревню Хворостянку» из с. Песковатка на р. Матыра, где по ревизским сказкам 1763 г. в подушном окладе за Марфой Саввишной и состояли. За Петром Лукичем по Хворостянке числилось всего 338 дес., 1741 саж. земли, из них 293 дес. сенных покосов1.

    В 1781 г. полковник Михаил Алексеевич Пушкин доставшуюся ему «в Усманской округе, что прежде была Сокольского уезду на речке Плавице, деревню Плавицу, Пушкино тож, а в ней дворовых людей и крестьян… мужеска полу сто семнадцать душ… с имеющимся в той деревне Плавице помещичьим домом… и со всеми принадлежащими угодьи и с прикупленными… от разных владельцев землями в дачах по званиям сел: в Тафинской, Яблонном, Яблонце тож, в Ласиной Луке и Тынковке, и по речкам Плавице, Плаутке, Мордовке, Хворостянке, Луковке и по другим урочищам с отхожими полями и с примерными землями» продал за 5000 р. генерал-аншефу и разных орденов кавалеру Николаю Ивановичу Салтыкову (1736–1816)2.

C. Хворостянка на карте Тамбовской губернии 1850-х гг.

    До 1790 г. на приобретенной Салтыковым земле «в деревне Плавице, Пушкино тож, и Сергиевке» крестьян не значилось. Не имела жителей, по-видимому, и южная часть Хворостянки. Вошедшую в Усманский уезд деревню заселили, скорее всего, к середине 1790-х гг. 20 сентября 1798 г. епископ Воронежский и Черкасский Мефодий доложил Св. Синоду о том, что управляющий имением Салтыкова при поддержке крестьян просил соизволения построить в сц. Пушкино деревянную церковь во имя Святителя Дмитрия Ростовского «с причислением к оной в приход онаго ж помещика деревень Веcеловки и Хворостянки»3.

    П.Л. Вельяминов избавился от своих владений на границе Липецкого и Усманского уездов в конце XVIII-начале XIX в. В июле 1797 г. крепостную, отмежеванную в единственное его владение, землю «в Липецкой округе по деревням Верхней и Нижней Лукавок тритцать десятин, и положением по течению речки Лукавки на левой стороне, начиная от прикосновенности той… земли к земле Его сиятельства графа Николая Ивановича Салтыкова, между сказанной речки и земли деревни Хворостянки», выкупила у коллежского советника за 240 р. жена полковника Александра Петровна Лотарева4.

    По данным метрических книг Предтеченской церкви с. Ивановское Липецкого уезда видно, что крестьяне «деревни Фарастянки» принадлежали в 1797-1800 гг. помещику Павлу Михайловичу Лотареву. В начале нового века требы в церкви заказывали крестьяне другого помещика – приобретенные у П.Л. Вельяминова владения Александра Петровна Лоторева продала тульскому помещику отставному капитану Николаю Алексеевичу Мясново.

    21 июля 1802 г. свое недвижимое имение, отмежеванное в 1792 г. «в даче деревень Лукавок, села Ивановскаго… всего триста тритцать восемь десятин тысяча семьсот сорок одну квадратную сажень в урочищах в верховье речки Лукавки, называемом Хворостянка, и вниз по обе стороны той речки до впадении в нее с правой стороны Дубоваго Верха что на планах значится, с лесы, сенными покосы и со всеми угодьи… все без остатку» П.Л. Вельяминов уступил за 5700 р. тому же Николаю Алексеевичу Мясново5.

    Отошла к капитану и южная, салтыковская, часть Хворостянки, входившая в Усманский уезд. Именно здесь возникла дворянская усадьба с господским домом. Северная часть селения, что «при межевании была деревня… оврага Дубового на левой, безымянного отвершка на правой, и по обе стороны речки Лукавки»», стала пустошью6.

    Данные метрических книг прямо говорят о том, что семья капитана Н.А. Мясново проживала не в Тульском уезде, а в Хворостянке. Так, 28 мая 1810 г. дети отставного капитана, Павел и Варвара, в Предтеченской церкви с. Ивановское крестили Еликониду, дочь дворового человека Осипа7. В конце сентября 1812 г. восприемниками новорожденного сына священника Алексея Казмина, Ионы, были «деревни Хварастянки помещики Павел Николаев и Ефрасия Алексеева дочь Мясновы»8. 15 мая 1815 г. Павел и Варвара Мясново покрестили в той же церкви другую дочь слуги Осипа, Таисию9. 15 июля 1816 г. капитанша Евпраксия Алексеевна Мясново и липецкий помещик коллежский асессор Николай Николаевич Лодыгин стали крестными родителями Михаила, сына священника Аврамия Васильева. В начале февраля 1818 г. Павел и Варвара Мясново покрестили сына дворового человека Родиона10.

    Любопытно, что в начале 1816 г. священник Предтеченской церкви впервые употребил в метрической книге второе название Хворостянки – Софьино. Возможно, названо было сельцо в честь дочери тайного советника Александра Николаевича Салтыкова, родившейся в сентябре 1806 г.

    В ноябре 1816 г. Николай Алексеевич Мясново показал, что «Тамбовской губернии в Усманском уезде в сельце Софьине, Хворостянка тож», за ним числилось 214 душ. Имел дворянин крепостных крестьян и в других пределах государства: в с. Лобынское Тульского уезда Тульской губернии ему принадлежало 91 душа, в сц. Красное Подольского уезда Московской губернии – 37 душ, в деревнях Бразгуновка и Жеховка Покровского уезда Владимирской губерни – 158 душ. Всего насчитывалось 500 душ мужского пола, с которых он надеялся «получить с хозяйственными заведениями и оброчных… на будущий 1817 год годового дохода две тысячи рублей». В с. Хворостянка капитан Н. А. Мясново владел на 1816 г. 214 десятинами земли, которые были в залоге11.

    В 1820 г. на средства Николая Алексеевича в Хворостянке была построена каменная теплая церковь Покрова Пресвятой Богородицы c приделами СвятыхАпостолов Петра и Павла и святыя Великомученицы Варвары, и степная деревенька получила статус села12. По описанию 1910 г. Покровская одноглавая церковь «каменная, внутри оштукатурена, покрыта железом, окрашена зеленой масляной краской» в длину была, вместе с колокольней, 27 аршин, в ширину 27 аршин, в высоту до верха карниза 7 аршин. В ней имелось 3 иконостаса, длина главного составляла 14 аршин, высота 4 аршина. Каждый из придельных был в длину 7 аршин, в высоту 5 аршин. Оценены в 3000 рублей. Церковь отапливалась 3 голландскими печами. Две одноярусные колокольни с западной стороны поднимались на высоту 18 аршин13.

    В том же 1820 году, 11 апреля, Николай Алексеевич Мясново выдал дочь Варвару за поручика Вюртембергского конно-егерского полка Николая Михайловича Огарева. В Предтеченской церкви с. Ивановка поручителями молодых были: cтатский советник и кавалер Дмитрий Григорьевич Нестеров, коллежский асессор Николай Николаевич Лодыгин, майор Николай Григорьевич Вельяминов14.

    У Николая Алексеевича был наследник – сын Павел, появившийся на свет в 1793 г. Местом его рождения было родовое имение в с. Лобынское Тульского уезда. Он автор популярных среди российского дворянства книг «О конских ристаниях и скаковых лошадях» (1824 г.), «О воспитании скаковых лошадей в России и приготовлении оных к скачке в отношении возможности общего улучшения всех видов коннозаводства в государстве» (1833 г.), «Опыт теории коннозаводства» (1846 г.). Именно этому незаурядному человеку принадлежала идея проведения скачек в Лебедяни. Павел Николаевич на протяжении почти 13 лет был бессменным секретарем Лебедянского и Московского скаковых обществ. В 1846 г. дворянство Тульского уезда оказало честь именитому земляку – избрало его своим предводителем15.

    В январе 1825 г. Николай Алексеевич Мясново заложил хворостянское имение в Сохранной казне Императорского воспитательного дома московского опекунского совета за 15800 р. ассигнациями. В октябре следующего года заём на 40000 р. ассигнациями оформил Павел Николаевич16.

    Расстаться с владениями в Усманском и Липецком уездах, доставшимися ему после смерти родителя, губернский секретарь решил в начале 1830-х гг. На этот момент в Усманском уезде у него имелась усадьба – «дом господский, каменный с плодовым садом. Дворов 91, в них мужчин 214, женщин 229. Земли 1425 дес. 1827 саж»17.

    23 июля 1831 г. с позволения Опекунского совета он продал имение за 147000 р. ассигнациями генеральше Анне Ильиничне Мазараки «… с переводом на нее, покупщицу, оного совета долга ассигнациями по первому займу четырех тысяч ста пятидесяти трех рублей… по второму тридцати шести тысяч пятисот рублей…, а всего по обоим займам сорока тысяч шестисот пятидесяти четырех рублей…». В собственность новой владелицы отходило «… ревизских мужеска пола двести двадцать девять душ с женами их, вдовами, после ревизии рожденными обоего пола детьми, пасынками, внучатами и приемышами, с господским и крестьянским строением, скотом рогатым и мелким, лошадьми, птицей, хлебом молоченныи, немолоченным и в земле посеянным и со всем дворовых людей и крестьян имуществом, с господским домом и всякими к оному принадлежностями, пашенной и не пашенной земли с лесы, сенными покосы, усадебными местами и всякими угодьями, значащейся по плану Генерального межевания тысяча двести девятнадцать десятин…». Купчая была зарегистрирована во 2-й Московской палате гражданского суда18.

    В той же сделке губернский секретарь уступил генеральше и особо отмежеванную землю, доставшуюся ему от покойной матери, капитанши Евпраксии Алексеевны Мясново, «Усманского уезда в дачах села Княжей Байгоры шестьсот сорок девять десятин… и той же губернии Липецкого уезда в деревне Хворостянке триста тридцать восемь десятин». Последние десятины, как мы знаем, принадлежали в прошлом П.Л. Вельяминову19.

    Анна Ильинична Мазараки была дочерью Ильи Николаевича Дебольцева (1747–1827). Сын приказного Илья Николаевич Дебольцев известен как переводчик и издатель. Образование он получил в гимназии при Московском университете для разночинцев, а затем в 1767 году поступил в университет. Когда в том же году императрица Екатерина Вторая созвала Уложенную комиссию для разработки нового свода законов, он принял участие в ее работе. А затем его карьера резко пошла вверх. С 1776 по 1778 год он аудитор Екатеринославского пикинерского полка, в 1778-1783 годах в свите фаворита императрицы, всесильного Г.А. Потемкина-Таврического в должности обер-аудитора. В 1783 году Дебольцев оставляет военную службу и переходит на гражданскую, до 1786 года служит в Воронежской палате гражданского суда. Карьеру закончил в 1797 году в должности председателя 2-го департамента Воронежского губернского магистрата20.

    В это время в губернском Воронеже существовал кружок, которым руководил Евфимий Болховитинов, будущий митрополит Киевский и Галицкий Евгений, один из первых воронежских краеведов. Вокруг него сплотилась образованная интеллигенция города Вошел в болховитиновский кружок и Дебольцев. В это время он уже был известен как переводчик, опубликовав в журнале «Ни то, ни се» за 1769 год два анекдота в переводе с французского языка. Через год Илья Николаевич издает в вольном переводе с французского языка «Детскую книжку, или начальные Понятия и описания сведения». Позднее он переведет книгу Ж. Анккариа «Пользы европейских народов, изъясненные со стороны торговли»21.

    Дебольцев был знаком с переводчиком и археографом С.С. Башиловым, которого в послании к князю АА Вяземскому называет своим «братом». По-видимому. Илья Николаевич был знаком с известным историком И.И. Голиковым. В государственной публичной библиотеке хранится экземпляр книги «Деяния Петра великого …» с автографом Голикова: «Любящему другу Илье Николаевичу Дебольцеву».

    Проходя государственную службу, Дебольцев не забывал о приумножении своего благосостояния – в его владении в конце века числились имения в Екатеринославской, Нижегородской и Воронежской губерниях и несколько каменных домов в центре Воронежа.

    Женой статского советника И. Н. Дебольцева была Елизавета Ивановна (1762–1839), дочь успешного воронежского фабриканта-суконщика Ивана Потаповича Гарденина. Известно, что в 1790 г. он вместе с фабрикантом Яковом Ивановичем Гардениным, своим шурином, поставлял провиант в крепость Св. Дмитрия (будущий Ростов-на-Дону). Я.И. Гарденин в конце века получил потомственное дворянство и стал помещиком Задонского уезда22.

    В семье Дебольцевых родилось пятеро детей: Наталья, Анна (ок. 1795), Адриан, Елизавета и Николай. Адриан и Николай остались холостяками, а из сестер обзавелась семьей только Анна Ильинична. Надежда Ивановна Арнольди, побывав в 1818 г. в гостях у «препочтенных стариков» Дебольцевых, нашла, что старшая их дочь «собою нехороша и ряба, но очень мила и скромна, вторая недурна собой, а третья – вовсе красавица»23.

    Мужем Анны Ильиничны был Семен Семенович Мазараки (1787–1854), участник Отечественной войны 1812 г., кавалер многих орденов, командир Сестрорецкого оружейного завода, генерал-лейтенант.

С.К. Зарянко. Портрет С.С. Мазараки. 1850-е гг.

    Род Мазараки своими корнями восходит к 17 в., и его истоки надо искать в нынешней Польше. Одна его ветвь осталась на Украине после ее присоединения к России. Род был внесен в родословные книги дворян Царства Польского и в 1, 2 и 6 части родословных книг Киевской, Черниговской, Екатеринославской, Полтавской и Бессарабской губерний. Согласно описания, герб рода Мазараки представлял собой: «В щите, имеющем голубое поле изображено сияющее небо. Щит увенчан дворянским шлемом с дворянскою на нем короною и с страусовыми перьями. Намет на щите голубой, подложенный золотом»24. Семен Семенович родился 23 июля 1787 г. Как большинство дворян избрал военную стезю. Образование получил во Втором кадетском корпусе, из стен которого и был выпущен в 1805 году в «артиллерию». Наполеон покорял в Европе одну страну за другой. Мазараки довелось принять участие в сражениях с французами. Он отличился в кровопролитном сражении при Прейсиш-Эйлау. Храбро сражался и в Отечественную войну 1812 года. Об этом свидетельствуют ордена Святой Анны 4-й степени и орден Святого Владимира 4-й степени с бантом. Затем был Заграничный поход русской армии, в котором и он принял участие. Грудь двадцатишестилетнего офицера украсили орден Святой Анны 2- й степени и прусского ордена « Pour le Merite». За сражение с неприятелем при Суассоне, 6 февраля 1814 года награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. С победой вернувшись на ину, Семён Семёнович продолжил службу в артиллерии. В 1820 году его производят в чин полковника, а 28 февраля 1829 года – генерал-майора с назначением на должность командира (начальник – авт.) Сестрорецкого оружейного завода – одной из основных кузниц русского оружия. Он внес достойный вклад в развитие русской артиллерии и был на хорошем счету даже у А. А. Аракчеева, отвечающего в стране за артиллерию. В 1837 году грудь Семена Семеновича украсил орден Святого Станислава 2-й степени со звездой, а через восемь лет он удостоен звания генерал -лейтенанта. Будучи начальником Сестрорецкого оружейного завода, он устроил здесь специальную мастерскую, где изготовлялись образцы различного вооружения и лекал. А уже по ним на других заводах делались серийные изделия. Именно Мазараки впервые провел испытания нарезных ружей, которые стали поступать на вооружение русской армии вместо кремневого оружия. Умер Семен Семенович 8 октября 1854 г. в Санкт-Петербурге и похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры25.

    Анна Ильинична, получившая земли в Хворостянке в качестве приданного26, подарила генералу пятерых детей: Николая, Адриана (18.08.1835–1906), Илью, Семена и дочь Александру. Николай, Адриан и Илья родились и получили крещение в Хворостянке, в Покровской церкви. Cемен появился на свет в Воронеже – cвидетельство о его рождении и крещении хранилось в Воронежской духовной консистории27.

    Один из сыновей, Николай, дослужится до чина генерал-майора и будет исполнять должность Екатеринославского губернского воинского начальника. Другой сын, названный в честь отца Семеном, в 1842 г. окончил школу гвардейских прапорщиков и кавалерийских юнкеров. В 1845 г. получил чин подпоручика, в 1848 г. – поручика, в 1849 г. штабс-капитана. Воевал в Венгрии в 1849 г., с турками на Дунае. В январе 1851 г. находился в отпуске "по домашним обстоятельствам" и 30 октября – в 28 лет женился на 17 летней девице Марии Егоровне Катаржи28. В 1852 г. стал майором, в 1854 – подполковником29. В отставку вышел 3 июля 1858 г. в чине полковника30. Награждён орденом Анны 3-й степени и бронзовой медалью в память войны 1853-1856 гг31. Семён Семёнович был причислен к Бессарабскому дворянству и внесён во 2-ю часть дворянской родословной книги по Кишенёвскому уезду32.

    Андриан Семенович в 1850 г. поступил в привилегированный Пажеский корпус. 13 августа 1853 г. по указу Николая I был произведен в камер-пажи33. В военную службу в гвардейский Семеновский полк он вступил 17 июня 1854 г. в чине прапорщика. В Крымскую войну был в составе войск на балтийском побережье. Вскоре, однако, он решает покинуть службу и 16 мая 1858 г. выходит в отставку. В чине титулярного советника устраивается чиновником для особых поручений при канцелярии Кавказского и Сибирского комитетов с причислением к Собственной Его Императорского величества канцелярии. 12 ноября 1864 г. Андриан Семенович навсегда увольняется со службы и поселяется в Хворостянке, чтобы помогать матери вести большое помещичье хозяйство34.

    Анна Ильинична, приезжая в Воронеж, жила «на Большой Дворянской улице в доме Мазараки». По данным 1860 г. в Хворостянке за ней значилось 336 крепостных крестьян и 38 дворовых людей, проживавших в 61 дворе. Сотня крестьян отбывала барщину. В имении насчитывалось 750 дес. пахотной земли35.

    19 февраля 1861 г. бывшие помещичьи крестьяне получили личную свободу. Те из них, кто не выкупил у помещиков земельные наделы, стали временнообязанными. Крепостные, принадлежавшие Мазараки, до выхода на выкуп 25 августа 1870 г., за пользование господской землей продолжали ходить на барщину на каждый душевой надел по 40 дней мужских – 24 летних и 16 зимних и женских 18 летних и 12 зимних или платить оброк по 9 рублей с ревизской души. Крестьяне – 336 душ – получили максимальный надел в 3 десятины 600 саженей – больше земли, чем пользовались они до реформы. Всего общине отмежёвано 1092 дес. удобной земли. Из них под крестьянскими усадьбами 33 дес. 900 саж, под выгоном 42 дес. 1700 саж., луга 13 десятин, пахотной земли 966 дес. 1900 саж., кустарники 32 дес. 200 саж, под кладбищем 1600 саж., под речкой 2 дес. 1500 саж., неудобной земли 5 дес. 300 саж. 38 дворовых остались без наделов. Банком была выделена выкупная ссуда 40320 рублей. При составлении Уставной грамоты крестьяне должны были дополнительно выплатить сразу 3 тыс. рублей и по 708 руб. (по частям 354 руб. 1 апреля и 354 руб. 1 октября) выплачивать в течение 10 лет36.

    После подписания Уставной грамоты 17 крестьянских дворов были переселены на новые места, 12 дес. 14000 саженей крестьянской земли отошло под линию Грязе-Царицинской железной дороги, и помещики обязались скомпенсировать недостающее37. По сведениям 1862 г. во владельческом с. Хворостянка при безымянном ручье на тракте из Усмани в Козлов cтояло 60 дворов, в которых проживало 474 мужчины и 510 женщин38.

    После освобождения крестьян вдова генерал-лейтенанта Мазараки Анна Ильинична владела в Липецком уезде 338 дес. 1741 саж. земли39. В 1862 г. она продала 130 дес. состоятельному липецкому купцу Василию Дементьевичу Заболоцкому, устроившему впоследствии здесь свое имение40.

    В сентябре 1868 года «генеральша» обратилась с прошением в Усманское уездное земское собрание, просила открыть в Хворостянке еженедельный базар по субботам и двух четырехдневных ярмарок – Покровской с 1 по 5 октября (старый стиль - авт.) и Варваринской с 2 по 6 декабря. Как писала в прошении землевладелица, все это «значительно может развить местную торговлю и промышленность, не вредя соседним селам, где базары бывают по воскресениям, понедельникам и вторникам….». Кроме того, помещица указывала и на то, что поблизости в вышеназванные сроки ярмарок в близлежащих селах нет, а «крестьяне и промышленники Усманского уезда в это время отправляются для сбыта и покупки товаров более чем за сто вёрст…»41. Прошение земское собрание поручило рассмотреть земской управе. Крестьянские общества Нижней Матренки, Ново-Никольского, Княжей Байгоры были не против открытия базара и одной из ярмарок в Хворостянке. Против второй ярмарки –Варваринской – резко выступил землевладелец, видный земец Д. М. Полетаев. Дмитрий Михайлович напомнил земцам, что в Новоархангельском, где у него было имение, проводится своя ярмарка и это нанесет ей вред. В своем выступлении Полетаев внес предложение, чтобы Мазараки выбрала «другое время для открытия в ее имении ярмарки зимой»42.

    Резко против открытия ярмарки в Хворостянке выступил опекун над имениями князей Голицыных, мичман, князь Е. Ю. Голицын, ибо село Новочеркутино, где располагалось «опекаемое им имение» малолетних детей Ю. Н. Голицина, располагалось в семи верстах от Хворостянки и введение новых базара и ярмарки могло «совершенно расстроить имение малолетних и окончательно подорвать их интересы»43.

    Внимательно изучив «за» и «против», земство порекомендовало выбрать для открытия базара в Хворостянке время кроме субботы и среды. Было разрешено открыть ярмарку и в октябре (В этом месяце хворостянцы отмечают престольный праздник Покрова Пресвятой Богородицы – авт.), а в отношении второй ярмарки – Варваринской, земцы выступили против. Они порекомендовали «генеральше Мазараки… назначить другое время, после 6 декабря, на открытие в ее имении зимней ярмарки с таким расчетом, чтобы она не могла служить подрывом другим ярмаркам…»44.

    В феврале 1870 г. у Анны Ильиничны возникла потребность заложить землю, «оставшуюся от надела временнообязанных крестьян, состоящую Тамбовской губернии Усманского уезда при даче Княжей Байгоры и села Хворостянки, Софьино тож, и Липецкого уезда при деревни Хворостянки… в последней 130 десятин, остальные 208 десятин», в Обществе взаимного поземельного кредита. Хождение по этому делу было поручено сыну Адриану. В письме-доверенности на его имя дворянка пишет: «Любезный мой сын, Адриан Семенович!... прошу Вас принять на себя труд обратиться… в Усманскую и Липецкую земские управы о выдаче мне свидетельства о количестве десятин в моих имениях… какие следовать будет подавать прошения, объявления и прочие бумаги, подавайте, где нужно, вместо меня расписывайтесь, и, одним словом, действуйте во всем так, как бы я сама, и, что вы законно учините, в том верю, спорить и прекословить не буду. Остаюсь, Ваша любящая мать Анна Ильинична Мазараки, вдова генерал-лейтенанта»45.

    9 января 1869 г. она выдаёт сыну доверенность на распоряжение имением "Любезный мой сын Адриан Семёнович! По случаю слабого здоровья уполномачиваю Вас принять в свое распоряжение принадлежащее мне недвижимое имение, находящееся Тамбовской губернии Усманскогго уезда село Хворостянку Софьино тож, значащиеся по купчей крепости в 2206 десятин, и за наделением крестьян и за продажею 130 десятин, состоящее из 890 десятин с господским домом и усадьбою, вполне убеждённая, что Вы будете соблюдать мои интересы, как свои собственные ..."46.

    Умерла А.И. Мазараки 30 августа 1870 г. 16 марта 1871 г. генерал-майор Николай, статский советник Илья, отставной полковник Семен и надворный советник Адриан Семеновичи Мазараки были введены во владение имением при с. Хворостянка. С 1874 года Семёну Семёновичу будет «высочайше» позволено именоваться как Мазараки-Дебольцев. Принятие им двойной фамилии, вероятно, связано с вопросом наследования.

    Через год Адриан Семенович выкупил у братьев за 6000 р. серебром их часть имения, заключавшуюся в 857 десятинах «удобной и неудобной земли с сенными покосами, кустарниками и всякого рода угодьями»47. По документам 1880 года владельцем имения в Хворостянке значится – А. С. Мазараки. Надворному советнику принадлежало 836 десятин земли, вероятно, только пашенной48.

    Женился Адриан Семенович по большой любви на Анне Павловне Барщевой (1842–1864). Через год после свадьбы у молодоженов родилась дочка Мария (р. 14.08.1863 г.), но, увы, Анна Павловна умерла в родах. Вдовец Мазараки больше никогда не женился. В воспитании дочери ему помогала Анна Ильинична, которая не чаяла души во внучке, и няня Надежда Григорьевна. Детские годы Машенька провела в Хворостянке, получая знания от русской учительницы и француженки, а уроки фортепьяно – от отца, который был талантливым музыкантом. А.С. Мазараки являлся одним из основателей Воронежского филармонического общества, дружил с братьями Рубинштейнами, общался с композитором Ю. C. Сахновским, скрипачем Г. Н. Дуловым49.

    Деду скрипача, отставному поручику князю Федору Ивановичу Дулову и его жене Анне Ивановне, урожденной Кожевниковой, принадлежало в 1870-х гг. в Липецком уезде по д. Фоновка более 230 дес. земли50.

    Мария Андриановна получила прекрасное домашнее образование. Летом юная барышня проводила время в имении бабушки, а зимой с отцом уезжала в Москву. Здесь она брала уроки музыки у Александры Ивановны Губерт, которая была другом П. И. Чайковского. Мария Андриановна часто появлялась в «свете» и однажды встретила адъютанта командующего Московским военным округом А.Т. Обухова. Андрей Трофимович происходил из дворянского рода, восходящего к 1-й половине XVI в. По линии матери, Елизаветы Ильиничны Боратынской, доводился двоюродным племянником знаменитому поэту Евгению Абрамовичу Боратынскому. Окончив Тверское кавалерийское училище, Обухов служил в Сумском гусарском полку, был адьютантом командующего Московским военным округом. По выходе в отставку в чине штабс-ротмистра поселился с супругой в Хворостянке, занявшись хозяйством в имении тестя. У них родились дочери Анна, Надежда и сын Георгий51.

    Все складывалось как нельзя лучше, но на четвертом году супружества скоротечная чахотка не оставила Марии Адриановне не единого шанса. Скончалась она в Ялте, гроб с телом перевезли в Хворостянку и предали земле в ограде местной Покровской церкви52.

    По воспоминаниям прославленной певицы Надежды Андреевны Обуховой (1886–1961) «горе дедушки и отца было неописуемо». сле смерти дочери все заботы о двух внучках и внуке легли на плечи дедушки, который стал «раздражительным и нервным, иногда на него находили острые приступы меланхолии…»53. Андрей Трофимович как бы отделился от детей, поселившийся на нижнем этаже двухэтажного дома тестя.

«Жил обособленно, занимая комнаты в одной половине нижнего этажа дома», второй этаж был в распоряжении Адриана Семеновича и его внуков. Надежда Андреевна пишет: «Много страниц детства, отрочества и юности перелистываю я мысленно в своей памяти, вспоминая себя маленькой, когда мы жили в деревне, в старинном двухэтажном доме, окруженном густым садом. C высоты второго этажа были видны даль полей и широкий простор… Я любила наш старый дом с большой террасой и цветниками вокруг. В доме было много комнат, уставленных старинной мебелью, с семейными портретами по стенам. В красивой гостиной стоял концертный рояль. От этих портретов, от комнат, от стен, от тенистого сада, от деревьев, которые смотрели прямо в окна, веяло какой-то сосредоточенной думой, тихим, ласковым уютом. Помню бесконечные коридоры, переходы, площадки, лестницы. Мы любили бегать по этим таинственным закоулкам и играть в прятки, в «разбойников» и другие игры. В нашем доме было много интересных книг, я вспоминаю длинные, зимние вечера, когда дедушка читал нам вслух, сидя в своем вольтеровской кресле»54.

    В усадебном парке росли вековые липы, берег пруда окаймляли плакучие ивы. Были проложены кленовая, вишневая, сиреневая и липовая аллеи, в конце последней стояла увитая хмелем беседка.

    А.С. Мазараки любил принимать в своем доме гостей, не прочь был и сам вместе с внуками навестить соседних помещиков. Чаще всего хворостянские дворяне наведывались в Новочеркутино, в имение отставного штабс-ротмистра Михаила Михайловича Охотникова, у которого была дочь Ольга, ровесница Анны и Надежды Обуховых55.

    В апреле 1891 г. Андрей Трофимович купил у липецкого помещика отставного поручика Рафаила Африкановича Вельяминова часть движимого имущества из его имения при сц. Богохранимое. За 3000 р. cеребром были приобретены 5 тяжелых кобыл гнедой масти, 15 телят, 20 свиней с поросятами йоркширской породы, 175 простых овец с ягнятами, 4-местный тарантас с фордеком, тележка, линейка, зимняя повозка, троечные, беговые и расхожие сани, 6 простых саней, 10 телег, 15 сох, 7 плугов, 2 сеялки, 10 борон, 4 экстрактора, молотилка, просорушка с толчеей, коноплянка, «ореховый обеденный стол, две дюжины ореховых стульев, два ореховых дивана, обитых клеенкой, мягкий диван, два кресла мягких, овальный стол красного дерева, шесть полукресел красного дерева, шесть кресел красного дерева, два зеркала с ломберными столами, две ореховых кровати, образницу ореховую, маленький письменный стол, большой письменный стол, два ореховых кресла, одно вольтеровское кресло, четыре железных кровати, рояль, столовое и чайное серебро»56.

    В конце 19-го столетия в экономии А. С. Мазараки (в документе он фигурирует как Мазаракий – Прим. Авт.) под усадьбой, садом огородами было занято 17,01 десятины, пахотная земля занимала 512,33 десятины. 172 десятины были отделены рекой Лукавкой и располагались в соседнем Липецком уезде. «Залежный» сенокос составлял 37 десятин, «заливной» – 15 десятин. Под «остальной» приходилось 12 десятин. Скот Мазараки пасся на 19 десятинах выгона57.

    Кроме этого по 3 десятины приходилось на «дровяной» лес и «мелкие заросли». Всего неудобная земля составляла 25 десятин58.

   

Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0