Воскресенье, 16.12.2018, 10:08Приветствую Вас Гость

Поиск предков в Липецком крае

Усадьба в с. Капитанщино Добровского района: часть 1

 

                                                                                                                                                                             

    Капитанщино было основано в начале XVIII в. крестьянами соседнего села Кореневщино. Первопоселенцы назвали деревню в честь своего барина, отставного капитана Алексея Федоровича Пушкина, прадеда великого поэта, занимавшего в 1765 г. пост воеводы бывшего г. Сокольска1. Имело селение и другое название – Малая Семеновка, по ручью Семеновский, на берегах которого возникло (не путать с другой, южной Малой Семеновкой – Гудаловкой).

    Во второй половине XVIII в. живописными местами в районе нынешнего с. Капитанщино завладел Карл Иванович Бланк (1728–1793), известный московский архитектор, предки которого происходили из рода французских гугенотов. Данные 1778 г. свидетельствуют: «За коллежским советником Бланком в поселенной во оной сел Богоявленского (Бутырки-Покровское) и Покровского (Кореневщино) деревни Семеновки крестьянских семь дворов, в них переведенных после ревизии мужеска девятнадцать, женска десять, а ныне налицо мужеска дватцать четыре, женска осьмнатцать душ»2.

    В 1790 г. cц. Капитанщино, деревни Софьино и Шумиловку Карл Иванович подарил дочери Софье3, связавшейся узами брака со статским советником и кавалером Михаилом Алексеевичем Замятиным (Замятниным). замужестве дворянка большую часть времени провела в московском доме мужа, стоявшем «в приходе церкви Николая Чюдотворца, что в селе Покровском» – район будущей Большой Покровской улицы4. идимо, господского дома в липецком имении тогда еще не существовало.

    В 1795 г. Софье Карловне (р. в 1760 г.) в сц. Малая Семеновка принадлежало 55 душ крестьян мужского пола, 59 женского пола, ее мужу – 24 души муж. пола, 15 жен. пола; в д. Софьино за ней значились 64 души муж. пола, 69 жен. пола; в д. Шумиловка – 74 души муж. пола, 78 душ жен. пола5.

    П.П Семенов-Тяньшанский отмечал: «Софья Карловна, по мужу Замятнина, получившая хорошее художественное образование, была ученицею Боровиковскаго» (Владимир Лукич Боровиковский (1757–1825) –выдающийся русский портретист)6.

    Единственный ребенок, сын Алексей, родился в семье Замятиных, вероятно, в 1795-1796-х гг. После его рождения Софья Карловна занемогла. Предчувствуя близкую кончину, дворянка 6 сентября 1796 г. в Московском верхнем надворном суде «недвижимое свое имение, состоящее в Тамбовском наместничестве в Липецкой округе сельцо Семеновку с деревнями Шумиловкою, Софьиною и принадлежащими ко оной деревне Софьиной всеми землями в Усманской округе»7, уступила мужу за 9000 р. Продала она ему и имение в с. Спасское, Кашма тож, Моршанского уезда, доставшейся ей после смерти родителя в 1795 г. В январе 1798 г. статский советник Замятин писал о своей жене уже как об умершей (похоронена в Москве, на кладбище Донского монастыря)8.

    Михаил Алексеевич скончался, по всей видимости, в конце 1800-х гг. Воспитание сироты легло на плечи Натальи Яковлевны Бланк (1773-1848), урожденной Евреиновой, второй жены коллежского советника Петра Карловича Бланка (1758-1811).

    Когда Москва оказалась во власти Наполеона, Наталья Яковлевна с дочерьми и племянником Алексеем Замятиным вынуждена была оставить столичный особняк и бежать «без оглядки по Астраханскому тракту на Рязань и Козлов в поместье Петра Карловича Петровку Липецкого уезда». В имении, купленном П. К. Бланком у Петра Лукича Вельяминова, москвичи расположились в жилом флигеле, рассчитывая по завершении войны вернуться в Первопрестольную. Однако сделать этого они не смогли – московский усадебный дом сгорел в пламени большого пожара 1812 г9.

   Алексей Замятин жил в семье Натальи Яковлевны до 19-летнего возраста. Он получил прекрасное домашнее воспитание, которое дополнил чтением книг, частными уроками и продолжительным зарубежным путешествием. Около 1820 г. был отправлен в Петербург, где при содействии А. М. Милютина, мужа дочери П. К. Бланка, был «определен на службу в коллегию иностранных дел... вследствие его основательных познаний в иностранных языках, европейской литературе и истории»10. Имение в сц. Малая Семеновка в его отсутствие находилось под присмотром управляющих. В 1818 г. управляющим, к примеру, был иностранец Степан Решрейдер11.

    В 1828 г. титулярный советник и кавалер Алексей Михайлович Замятин, богач и «большой англоман», женился на Александре Левшиной, дочери генерал-лейтенанта Павла Федоровича Левшина, «красивой, кроткой и добрейшей женщине»12.

    В 1828 г. в липецких владениях титулярного советника, «в сельце Малой Семеновке», была произведена опись движимого и недвижимого имущества. Ее учинили дворянский заседатель Липецкого уездного суда штабс-ротмистр Сергей Павлович Вельяминов, поручик и кавалер Александр Павлович Вельяминов, титулярный советник Тимофей Шамонин и губернский секретарь Василий Ассонов. Согласно описи в усадьбе стояли: одноэтажный деревянный дом из шести комнат длиною 8 саж., шириной 4 саж. c подъездным крыльцом и еще не возведенной до конца крышей, оцененный в 500 рублей, жилой крытый тесом деревянный флигель из семи комнат длиною 8 cаж., шириною 3 саж. оценкой 250 рублей, вновь срубленная теплица для выращивания экзотических ананасов длиною 5, шириною 2 саж. оценкой 50 рублей13.

    В имении также располагались: деревянная конюшня, ветхий деревянный ледник, кладовая, 4 амбара, деревянная баня, 7 жилых людских изб, плетеная рига, 3 овина, «госпоцкой молодой сад с плодовитыми деревьями в двух десятинах», скотный двор с 3 избами14.

    В Малой Семеновке помещику принадлежало 173 крепостных души. Надо сказать, что замятинским крестьянам грех было на что жаловаться. Судя по всему, жили они безбедно. К примеру, у Василия Павлова сына и его брата Федора (cемья из 14 человек) было 2 избы, одна большая новая из облого леса, другая ветхая, 2 амбара, клеть, овин «с разным плетневым пристроем». Они были владельцами 14 лошадей, 18 коров, 19 овец, 9 свиней, 5 гусей и 30 кур, cтоимость которых составляла 437 р. Им принадлежали 60 копен ржи стоимостью 90 р15.

    За титулярным советником числились 295 десятин строевого леса и 80 десятин дровяного. Крестьяне на себя обрабатывали 192 десятины земли, на помещика – 152. Все движимое и недвижимое имущество в имении, через которое протекала «несудоходная речка Семеновка», было описано на сумму в 21000 р. Имение давало владельцу в год 2250 р. дохода16.

    Как же выглядело дворянское гнездо? Здесь нам приходят на помощь мемуары П.П. Семенова-Тяньшанского, который, вспоминая путешествие «в степь» весной 1834 г., пишет: «После 30-верстного переезда от реки Воронежа у Доброго, перед нами появился на горизонте обширный и величественный бор, состоящий из вековых сосен... Перед этим лесом на его опушке на пригорке, возвышающемся за маленькой речкой, которою мы переехали вброд, красовалась привлекательная усадьба друга детства и двоюродного брата моей матери, просвещенного Алексея Михайловича Замятнина, в которой он с радость встретил нас со своей красивой и прекрасно образованной женою, рожденною Левшиной. В этой усадьбе молодая бездетная брачная пара, вступившая в брак 7 лет перед тем, устроила свою жизнь, при своем прекрасном состоянии, по образцу английских ландлордов. Красивый деревянный дом, хотя и необширный, был чрезвычайно изящен, в особенности, что тогда было большой редкостью, во внутреннем своем убранстве времен Империи (style Empire). По стенам было развешено множество превосходных, ныне очень дорогих английских цветных гравюр, на этажерках и в стеклянных шкафах были расположены предметы из старого саксонского и севрского фарфора. В красивых шкафах была расположена богатая библиотека французских, немецких и английских книг, собранных А.М. Замятниным во время его службы в министерстве иностранных дел и путешествия за границей». Полы в доме везде были из паркета, а чистота и опрятность обихода «превосходила все, что только себе можно было представить, и даже мух было гораздо менее, чем в других домах»17.

    Между домом и строевым вековым лесом был разбит сад в английском стиле «с группами деревьев, дорожками и лужайками, украшенный обширными цветниками самых редких цветов и растений, часть которых высаживалась только на лето из обширных оранжерей А.М. Замятнина, бывшего едва ли не самым сведущим и искусным садоводом и в особенности цветоводом во всей губернии». В доме Замятиных наблюдалась строгая педантичность в распорядке дня: «все делалось по часам, безо всяких отступлений. Звучный колокол призывал всех к чаю, завтраку, обеду и ужину». В имении содержалось стадо коров швейцарской породы, которые доились на усадебном дворе «под руководством самой хозяйки с образцовой чистотой». Фруктовый сад и огород Замятиных также отличались необыкновенной ухоженностью, к завтраку и обеду в доме «подавались редкие овощи, тогда еще мало распространенные в земледельческих усадьбах»18.

    О том, что в 1830-х гг. герой нашей статьи со своей супругой жили в своем имении, свидетельствуют метрические книги здешней округи. Так, 17 июня 1833 г. жена Алексея Михайловича Замятина, вместе с помещиком Николаем Алексеевичем Плахово, крестила дочь священника бутырской церкви М. Б. Пескова19. 10 сентября 1835 г. в церкви с. Грязи «липецкий помещик надворный советник и кавалер Алексей Михайлов Замятин» стал восприемником сына отставного майора Николая Андреевича Минха, Григория20. 31 декабря 1837 г. в Соборной церкви г. Липецка надворная советница Александра Павловна Замятина крестила сына отставного гвардии поручика Николая Анатольевича Кувязева, Александра21. 22 июня 1838 г. в том же храме Алексей Михайлович стал крестным отцом Варвары, дочери директора курорта Липецкие Минеральные Воды штабс-капитана А. А. Вердеревского.

    По ревизии 1834 г. за Алексеем Михайловичем в Липецком уезде состояло 212 крепостных душ муж. пола22. В деревне Шумиловка, иначе – Замятино, ему принадлежало 107 душ муж. пола и 112 душ женского. Для приездов владельца в ней имелся господский двор с избой, разделенной двумя «досточными перегородками, с ручною кирпичною печкою, со столом и лавками»23.

    В собственности Замятина была и водяная мельница. Она стояла на р. Воронеж при с. Воскресенское. Арендовал ее в конце 1820-х гг. лебедянский купец Иона Чеботарев24.

    В 1837 г. Алексей Михайлович Замятин еще числился на службе по министерству иностранных дел в Московском главном архиве. А с 1838 по 1845 г. в чине надворного советника занимал должность тамбовского вице-губернатора. Будучи на этом высоком посту, он свел знакомство со многими дворянами Тамбовской губернии, в частности, с Чичериными. В своих воспоминаниях философ, публицист и историк Б. Н. Чичерин выделил самые важные черты его характера: «В дружеских отношениях к моим родителям состоял и бывший при Булгакове вице-губернатор Алексей Михайлович Замятнин. Он был тамбовский помещик, человек весьма добрый, честный, с светскими формами, с некоторым литературным образованием, но недалекого ума и страстный охотник до споров, в которых он всегда горячился, за что Сергей Абрамович (Баратынский – С. Ю.) прозвал его разъяренным голубем (le pigeon enrage)25. О супруге Замятина Чичерин выразился так: «Жена его, рожденная Левшина, весьма недурная собою, была добрейшая и милейшая женщина. Она скоро и близко сошлась с моей матерью»26.

    Во второй половине 1840-х гг. из-за распри губернатора Булгакова с сенатором Курутой, прибывшим в тамбовские края в целях раскрытия злоупотреблений, А. М. Замятин «по несправедливым наветам» последнего был предан суду. Внук знаменитого архитектора Бланка сумел отстоять свое честное имя, но карьера его на этом прервалась. Выйдя в отставку, он, по словам того же Чичерина, «поселился в деревне, где разного рода затеями, а более всего беспечностью, расстроил свое довольно порядочное состояние»27.

 

Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0